Если кредитор аффилирован с должником

Вс разъяснил влияние аффилированности на выбор арбитражного управляющего

Если кредитор аффилирован с должником

26 декабря Президиум Верховного Суда РФ утвердил дополнение в Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденный 20 декабря 2016 г.

Как ранее писала «АГ», в обзор, подготовленный для унификации подходов судов к разрешению споров, вытекающих из участия уполномоченных органов в делах о банкротстве, вошли отдельные материалы судебной практики, связанные с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также по иным вопросам, возникающим в связи с участием уполномоченных органов в делах о несостоятельности и в процедурах банкротства. 

Об Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с участием управомоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, подготовленном Верховным Судом РФ

Новый пункт (27.1) обзора касается утверждения кандидатуры временного управляющего. ВС указал, что таковым не может быть утверждено лицо, кандидатура которого предложена кредитором, аффилированным по отношению к должнику.

В качестве примера приводятся материалы дела, в котором кооператив обратился в арбитражный суд с заявлением о введении в отношении акционерного общества-должника процедуры наблюдения, признании требований кооператива обоснованными и включении их в реестр требований кредиторов с удовлетворением в третью очередь, а также об утверждении кандидатуры временного управляющего, предложенного кооперативом.

Затем с заявлением о банкротстве того же должника обратился банк, который предложил иную кандидатуру арбитражного управляющего.

После возбуждения дела о несостоятельности банк погасил задолженность общества перед кооперативом и, полагая, что в данной ситуации именно его требование является первым обоснованным, попросил суд утвердить предложенную им кандидатуру арбитражного управляющего.

Кроме того, банк поставил под сомнение независимость кандидатуры, предложенной кооперативом, ссылаясь на их аффилированность друг другу в силу ст. 19 Закона о несостоятельности (банкротстве).

Суд первой инстанции признал заявление банка обоснованным, ввел в отношении должника процедуру наблюдения, однако утвердил кандидатуру арбитражного управляющего, предложенную кооперативом.

При этом суд исходил из того, что право выбора кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации в данном случае не может перейти к другому лицу при погашении изначально заявленного требования.

Также он отметил, что утвержденный им арбитражный управляющий не является заинтересованным лицом как по отношению к должнику, так и к кредитору.

Данное решение в апелляции не устояло. Суд апелляционной инстанции указал, что по общему правилу временным управляющим утверждается лицо, кандидатура которого была предложена в первом заявлении о признании должника банкротом, если это заявление являлось обоснованным на момент его подачи – независимо от погашения требования впоследствии.

Между тем, отметила апелляция, первая инстанция не учла особенности рассмотрения дела о банкротстве, возбужденного по заявлению самого должника и аффилированных с ним лиц. Так, при подаче заявления о банкротстве самим должником кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора (п. 5 ст.

37 Закона о банкротстве) с целью обеспечения его подлинной независимости и предотвращения возможного конфликта интересов. Поскольку должник и аффилированные с ним лица имеют общий интерес, отличный от интереса кредиторов, нормы п. 5 ст. 37 закона подлежат применению по аналогии (п. 1 ст.

6 ГК РФ) и в случае, когда кандидатура временного управляющего предложена связанным с должником лицом – заявителем по делу о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции, установив, что первый заявитель – кооператив, чье требование на момент подачи в суд заявления являлось обоснованным, аффилирован по отношению к должнику, утвердил посредством случайного выбора временного управляющего из СРО, в которой кандидат, предложенный кооперативом, не состоял.

ВС отметил, что аналогичный подход применим и в ситуации, когда кандидатура временного управляющего, а также СРО предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Комментируя «АГ» данное разъяснение Верховного Суда, партнер АБ «Резник, Гагарин и Партнеры» Сергей Косоруков полностью поддержал его включение в обзор.

Он отметил, что в целях исключения неправомерных и недобросовестных схем взаимодействия несостоятельного должника и аффилированного с ним кредитора оправданно применять правило п. 5 ст.

37 Закона о банкротстве, касающееся случайного выбора временного управляющего, к случаям возбуждения дела по заявлению не только должника, но и аффилированного с ним кредитора.

«Особенно ценно, что ВС распространил данное правило также на лиц, которые при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеют возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия», – подчеркнул эксперт.

При этом Сергей Косоруков добавил, что зачастую именно фактическая взаимосвязь и подконтрольность должника его кредитору при отсутствии между ними аффилированности как таковой существенно влияют на действия должника и соответствующего кредитора в деле о банкротстве и могут являться причиной нарушения прав иных кредиторов должника.

По мнению заместителя директора департамента корпоративного права юридической фирмы «РКТ» Маргариты Куратовой, запрет на утверждение кандидатуры временного управляющего по заявлению лица, как непосредственно аффилированного с должником, так и контролирующего его, является назревшей необходимостью.

«Зачастую для обхода правила об определении кандидатуры управляющего посредством случайного выбора недобросовестными бенефициарами должника использовалась схема подачи заявлений о банкротстве от указанных лиц.

При этом иными кредиторами обоснованно ставилась под сомнение деятельность такого управляющего – в том числе, его независимость», – пояснила она.

Эксперт полагает, что законодатель продолжит тенденцию, направленную, с одной стороны, на защиту прав не зависимых от должника кредиторов, с другой – на ограничение обхода закона со стороны должника и взаимосвязанных с ним лиц в своих интересах.

В тоже время управляющий партнер АБ «Макаров, Карачёва и партнеры», адвокат Дмитрий Макаров считает дополнение весьма неоднозначным как с точки зрения его внесения в обзор, касающийся только дел с участием уполномоченных органов, так и возможности ему следовать, поскольку назначение внешнего управляющего происходит при проверке обоснованности заявления о несостоятельности, и в этом заседании вправе участвовать только должник и конкурсный кредитор. «Если следовать логике обобщенной в добавленном пункте правовой позиции, суд должен проверить заинтересованность кредитора. Каким, интересно, образом? – задается вопросами эксперт. – Откуда у суда появится для этого нужная информация? Если кредитор заинтересован, он такую информацию о себе едва ли предоставит».

Также вопросы у Дмитрия Макарова вызвал последний абзац п. 27.

1: «Каким образом суд сможет установить признаки “ситуации, когда кандидатура временного управляющего, саморегулируемой организации предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия”?» По мнению адвоката, данная позиция предоставляет право иным конкурсным кредиторам оспаривать кандидатуру и действия управляющего, что затруднит процедуры банкротства.

https://www.youtube.com/watch?v=PNo22wP9toQ

Управляющий партнер юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрий Лизунов считает, что внесенное в обзор дополнение отражает позицию ВС к аффилированным с должником лицам. «Им, в частности, отказывают во включении в реестр требований кредиторов, если финансирование должника происходило через займы, а также если задолженность создана искусственно», – пояснил он.

Указанные подходы, по мнению эксперта, обусловлены злоупотреблениями со стороны контролирующих должника лиц. «При этом суды нижестоящих инстанций заняли позицию повального отказа во включении их требований в реестр кредиторов. И теперь уже на повестке стоит риск неразборчивого подхода. Кроме того, нижестоящие суды часто расширяют сферу применения подходов ВС», – подчеркнул он.

Дмитрий Лизунов отметил, что п. 27.

1 обзора уточняет ранее выработанную позицию Суда о том, что переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего. «В данном случае ВС пошел еще дальше, фактически приравняв заявителя по делу (в случае если он является аффилированным лицом) к должнику (по аналогии закона)», – пояснил он.

По мнению эксперта, с учетом того, что поправка внесена в обзор практики для уполномоченного органа в деле о банкротстве, в наступающем году борьба с аффилированными лицами усилится и можно будет ожидать повального назначения на процедуры банкротства арбитражных управляющих путем их случайного выбора судами.

Однако он считает, что проблему аффилированности это не решит, поскольку арбитражный управляющий может стать заинтересованным и после его назначения.

«В делах о банкротстве арбитражный управляющий действует в условиях тройственного конфликта интересов, являясь “слугой трех господ” –должника, кредитора и общества, при этом его независимость определяется только его финансовой состоятельностью (по аналогии с судьями)», – отметил Дмитрий Лизунов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-vliyanie-affilirovannosti-na-vybor-arbitrazhnogo-upravlyayushchego/

Шаг навстречу субординации требований кредиторов в банкротстве

Если кредитор аффилирован с должником

Ключевые тезисы Верховного суда из Обзора, посвященного установлению требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц.

Субординация?

Термин «субординация» в разрезе процедуры банкротства означает подчинение так называемых «младших» кредиторов «старшим». Суть сводится к понижению контролирующих должника или аффилированных с ним лиц в очередности удовлетворения их требований перед другими кредиторами.

В настоящее время возможность субординировать требования прямо Законом о банкротстве не предусмотрена. Однако зачатки становления института субординации в банкротстве намечены, об этом свидетельствуют следующие нормы:

  • ст. 2 Закона о банкротстве, которая выводит из понятия «конкурсные кредиторы» учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия;
  • в п. 12 и п. 12.1 ст. 189.49 Закона о банкротстве говорится о списании при санации банка любых денежных обязательств банка (в том числе вкладов) перед контролирующими банк лицами (членами коллегиальных органов, директорами и главными бухгалтерами филиалов банка);
  • положения о договорной субординации можно проследить и в ст. 189.95 Закона о банкротстве, согласно которой требования кредиторов по субординированным займам удовлетворяются после удовлетворения требований всех иных кредиторов;
  • к субординации эксперты относят и эффект, описываемый в п. 2 ст. 61.6 Закона о банкротстве, который позволяет требования кредитора, сделка которого оспорена по п. 2 ст. 61.2 и п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, помещать в реестр после кредиторов третьей очереди.

И пока прямые нормы в Законе отсутствуют, юристам, арбитражным управляющим и прочим причастным к банкротной сфере остается довольствоваться судебной практикой, которая до недавнего времени была довольно однообразной и формальной (в РТК включали всех, особо не разбираясь).

Однако 29 января 2020 года Президиум Верховного Суда (ВС) утвердил долгожданный «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц».

В нем ВС выработал единые подходы к разрешению споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц.

Ключевые тезисы Обзора ВС

На аффилированном с должником кредиторе лежит бремя опровержения разумных сомнений относительно мнимости договора, на котором основано его требование в деле о банкротстве.Очередность удовлетворения требования кредитора не может быть понижена лишь на том основании, что он относится к числу аффилированных с должником лиц, в том числе его контролирующих.

Требование контролирующего должника лица подлежит удовлетворению после удовлетворения требований других кредиторов, если оно основано на договоре, исполнение по которому предоставлено должнику в ситуации имущественного кризиса.

Очередность удовлетворения требования кредитора, аффилированного с лицом, контролирующим должника, может быть понижена, если этот кредитор предоставил компенсационное финансирование под влиянием контролирующего должника лица.

Не подлежит удовлетворению заявление о включении в реестр требования аффилированного с должником лица, основанное на исполнении им обязательства должника внешнему кредитору, если лицо получило возмещение исполненного на основании соглашения с должником.

Очередность удовлетворения требования, перешедшего к лицу, контролирующему должника, в связи с переменой кредитора в обязательстве, понижается, если основание перехода этого требования возникло в ситуации имущественного кризиса должника.Действия, направленные на необоснованное повышение очередности удовлетворения требования, эту очередность не изменяют.

Контролирующее должника лицо, привлеченное к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов, не может получить удовлетворение своего требования к должнику наравне с требованиями других кредиторов.

Очередность удовлетворения требования контролирующего должника лица о возврате займа, предоставленного в начальный период осуществления должником предпринимательской деятельности, может быть понижена, если не установлено иных целей выбора такой модели финансирования, кроме как перераспределение риска на случай банкротства.

Если предоставление займа контролирующим должника лицом в условиях кризиса должника было обусловлено наличием соглашения займодавца с не связанным с должником мажоритарным кредитором, то очередность удовлетворения требования контролирующего лица не понижается (при условии, что соглашением не были нарушены права и законные интересы миноритарных кредиторов, не участвовавших в этом соглашении).Наличие у кредитора, предоставившего должнику финансирование, права контролировать деятельность последнего для обеспечения возврата этого финансирования не является основанием понижения очередности удовлетворения требования такого кредитора, не преследующего цель участия в распределении прибыли должника.Выбор кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации арбитражных управляющих определяется решением кредиторов, не являющихся лицами, контролирующими должника или аффилированными с ним.Участие публично-правового образования в формировании уставного капитала (фонда) должника само по себе не является основанием для понижения очередности удовлетворения требования публично-правового образования к этому должнику.Кредитор, требование которого признано подлежащим удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты, обладает процессуальными правами лица, участвующего в деле о банкротстве.

На что еще обратить внимание

Сам термин «субординация в Обзоре не упоминается, используется лишь конструкция «понижение в очередности».

Однако появляется ряд новых понятий:

  • «имущественный кризис» — трудное экономическое положение должника, обусловленное наличием любого из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве;
  • «компенсационное финансирование» — предоставление контролирующим лицом, которое пытается вернуть подконтрольное общество, пребывающее в состоянии имущественного кризиса, к нормальной предпринимательской деятельности, финансирования, в частности с использованием конструкции договора займа.

Кроме того, ВС РФ ввел не поименованную в законе очередность удовлетворения требований кредиторов — очередность, предшествующую распределению ликвидационной квоты.

Речь идет о том, что при банкротстве требование о возврате компенсационного финансирования не может быть противопоставлено требованиям контролирующего лица — оно подлежит удовлетворению после погашения требований, указанных в п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве, но приоритетно по отношению к требованиям лиц, получающих имущество должника по правилам п. 1 ст. 148 Закона о банкротстве и п. 8 ст. 63 ГК РФ.

Материал подготовлен на основе статьи Натальи Ключевской.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b165c4ddd2484c4fe08b626/shag-navstrechu-subordinacii-trebovanii-kreditorov-v-bankrotstve-5ea026703baf6874e893f224

Если кредитор аффилирован с должником

Если кредитор аффилирован с должником

Ольга Жданова, ИНТЕЛЛЕКТ-С: «Верховный Суд разобрался в ситуации, а не стал «причесывать всех под одну гребенку» корпоративности».

19.03.2019 | Новая адвокатская газета | Зинаида Павлова

Как пояснил Суд, действующее законодательство о банкротстве не позволяет снизить очередность удовлетворения требований связанных кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными. Эксперты «АГ» положительно оценили позицию Верховного Суда.

По мнению одного из них, она защищает интересы добросовестных аффилированных с должником лиц в делах о банкротстве, позволяя им получить вложенные денежные средства наравне с иными кредиторами третьей очереди.

Другой эксперт отметил, что в рассматриваемом деле ВС разобрался в ситуации, а не стал «причесывать всех под одну гребенку» корпоративности.

4 февраля Верховный Суд РФ вынес определение по делу об оспаривании кредитором, являющимся мажоритарным участником группы компаний, куда входил должник-банкрот, отказа суда включить его требования в реестр.

Суды усмотрели злоупотребление правом в действиях кредитора

В 2011 году ООО «Анкор Девелопмент», входящее в группу компаний «Анкор», заключило договор процентного займа с предпринимателем Сергеем Плешковым, являющимся мажоритарным участником этой ГК.

Через четыре года стороны подписали договор новации, по условиям которого ИП предоставил обществу денежные средства на сумму 804 млн руб. (невозвращенный остаток составляет 657 млн руб.). Кроме того, между указанными лицами был заключен договор беспроцентного займа на сумму 50 млн руб.

(невозвращенный остаток составляет 27 млн руб.), данный договор гражданин подписал как физлицо.

После возбуждения в отношении общества процедуры банкротства Сергей Плешков обратился в суд в качестве предпринимателя и физлица с заявлением о включении в реестр требований кредиторов задолженности на сумму 684 млн руб. по договорам займа.

Как было установлено судами, должник и другие юрлица (общества «Северная Генподрядная компания» и «Анкор Инвест») были созданы одновременно для реализации проекта по строительству и дальнейшей эксплуатации торгового центра «Солнечный».

Для привлечения денежных средств на строительство объекта ГК «Анкор» заключила кредитные договоры с ПАО «Сбербанк России» (правопредшественник общества «Нефтесервис»), по условиям которых она должна согласовывать с последним любое заимствование денежных средств и гарантий, обеспечивать высокие показатели финансовой устойчивости и предоставлять подтверждающие целевое использование кредитных средств документы (исключительно на финансирование выполненных работ по объекту и на приобретение оборудования для объекта).

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления, ссылаясь на ст. 10 ГК РФ, а также на п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. №35.

Так, суд указал на создание между аффилированными лицами искусственного кругооборота денежных средств в виде льготного продолжительного кредитования в форме займов, а также на поведение потенциального кредитора по наращиванию подконтрольной кредиторской задолженности при наличии в этот же период значительной просрочки исполнения обязательств по кредитным договорам.

Впоследствии апелляция отменила это решение и включила в третью очередь реестра требований кредиторов денежные требования Сергея Плешкова на сумму 603 млн руб.

Вторая инстанция исходила из того, что условия заключенных должником с банком кредитных договоров не позволяли привлекать заемные средства от иных (независимых) кредиторов и в то же время допускали финансирование со стороны ГК «Анкор», обязательства должника перед которой, в отличие от других кредиторов, субординации не подлежали.

Докапитализация должника путем увеличения уставного капитала была невозможна из-за корпоративного конфликта между Сергеем Плешковым и другим участником ГК Сергеем Васеневым.

В дальнейшем суд округа отменил постановление апелляции. Поддержав выводы суда первой инстанции, кассация указала на злоупотребление Сергеем Плешковым своими правами, поскольку спорные правоотношения фактически направлены на увеличение уставного капитала в обход требований закона и являются корпоративными.

ВС согласился с позицией апелляции о включении требований в реестр

Со ссылкой на существенные нарушения Сергей Плешков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. После изучения обстоятельств дела №А81-7027/2016 Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу о ее обоснованности.

Коллегия пояснила, что действующее законодательство о банкротстве не содержит положений, понижающих очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными. Факт того, что участник должника является его заимодавцем, сам по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства.

При этом Верховный Суд подчеркнул наличие собственной судебной практики, согласно которой при определенных обстоятельствах участнику либо иному аффилированному по отношению к должнику лицу может быть отказано во включении его требования в реестр, в частности, когда заем прикрывал корпоративные отношения по увеличению уставного капитала (п. 2 ст. 170 ГК РФ) либо когда финансирование предоставлялось в рамках реализации публично не раскрытого плана выхода фактически несостоятельного должника из кризиса при условии, что такой план не удалось реализовать.

Во избежание путаницы ВС пояснил: «При рассмотрении подобной категории дел в каждом конкретном случае надлежит исследовать правовую природу отношений между участником (аффилированным лицом) и должником, цели и источники предоставления денежных средств, экономическую целесообразность и необходимость их привлечения путем выдачи займа, дальнейшее движение полученных заемщиком средств и т.п.».

Поскольку в кредитных договорах с банком содержалось в том числе условие о том, что требования участников ГК «Анкор» перед банком не субординируются, включение такого условия может рассматриваться как действия, направленные на заключение впоследствии соглашения между кредиторами о порядке удовлетворения их требований к должнику (ст. 309.1 ГК РФ). Договорившись об этом, банк (и, как следствие, его правопреемник) согласился с тем, что требования участников группы компаний должника могут быть ему противопоставлены без возражений по мотиву необходимости понижения их очередности. «При этом не имеется каких-либо оснований полагать, что данное условие договора не применяется в процедуре банкротства. Напротив, экономические мотивы урегулирования отношений подобным образом обусловлены в первую очередь возможным банкротством заемщика в будущем», – отметил Суд.

С учетом достигнутой с мажоритарным кредитором договоренности по поводу несубординации требований аффилированных к должнику лиц и того, что механизм привлечения средств для строительства ТЦ не скрывался от независимых кредиторов должника, ВС сделал вывод об отсутствии у нижестоящих судов оснований для понижения очередности погашения задолженности перед Сергеем Плешковым.

Также Суд отметил отсутствие в материалах дела доказательств выдачи Сергеем Плешковым займов с целью компенсации негативных результатов его воздействия на хозяйственную деятельность должника либо сокрытия кризисной ситуации от кредиторов, транзитного характера перечислений с целью создания искусственной задолженности.

По условиям кредитных договоров, банк обладал всей полнотой информации о финансовом состоянии и корпоративной структуре должника и ГК «Анкор», привлеченных инвестициях, имел право прекратить финансирование либо потребовать досрочного возврата кредита в случае ухудшения экономических показателей.

Обязательства должника по кредитным договорам обеспечивались поручительствами аффилированных лиц, а также залогом недвижимого и иного имущества.

Следовательно, банк изначально имел намерение финансировать строительство объекта совместно с ГК «Анкор», являясь по сути соинвестором.

Более того, в дальнейшем между участниками должника и банком велись переговоры о приобретении последним 51% долей в уставном капитале должника в счет задолженности по кредитным договорам.

Таким образом, банк рассматривал участников должника фактически как своих партнеров по строительству ТЦ.

В связи с этим Верховный Суд РФ вынес Определение №304-ЭС18-14031, которым отменил постановление окружного суда и оставил в силе постановление апелляции.

Позиция ВС защитит добросовестных кредиторов-участников

Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук полагает, что определение ВС РФ имеет безусловно позитивное значение для текущей правоприменительной практики.

«Данный судебный акт по сути развеивает миф некоторых правоприменителей, которые полагают, что раз кредитор является аффилированным к должнику, то его требование подлежит субординации, – отметил он.

– Данная трактовка позиций Верховного Суда о субординации требований, которые сформированы на протяжении последних двух лет, является ошибочной и не соответствует смысловой нагрузке, которую вкладывал в нее Суд».

По мнению эксперта, ВС справедливо отметил: если участник должника является его заимодавцем, это само по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства: «Верховный Суд в очередной раз призывает суды нижестоящих инстанций отойти от формального подхода в рассмотрении споров и исследовать правовую природу отношений между аффилированным лицом и должником в каждом случае отдельно».

По словам Антона Макейчука, в противном случае неверное применение положений о субординации обязательств может привести к негативным последствиям в развитии рыночных отношений и дестабилизирует и без того хрупкую экономическую ситуацию на рынке, поскольку участникам (аффилированным лицам) будет крайне невыгодно и рискованно вкладывать свои денежные средства в реализацию тех или иных проектов компании. «Таким образом, отраженная в комментируемом определении ВС позиция направлена на защиту добросовестных кредиторов-участников (аффилированных лиц) в делах о банкротстве, позволяя им получить вложенные денежные средства наравне с иными кредиторами третьей очереди», – отметил эксперт.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/esli_kreditor_affilirovan_s_dolzhnikom/

Суд откажет на любой стадии в утверждении «дружественного» арбитражного управляющего, если кредитор аффилирован с должником

Если кредитор аффилирован с должником

По общему правилу, Кредитор, который первым подал Заявление о банкротстве Должника, вправе предложить арбитражному суду утвердить конкретного арбитражного управляющего для ведения процедуры банкротства (п. 2 ст. 39 ФЗ «О банкротстве»).

Если Должник самостоятельно инициирует дело о своем банкротстве, он будет лишен права представить кандидатуру арбитражного управляющего, которая в таком случае будет утверждена арбитражным судом методом случайной выборки (ст. 37 ФЗ «О банкротстве»).

Таким образом, с целью контроля любой процедуры собственного банкротства через лояльного арбитражного управляющего Должники действуют через «дружественных» кредиторов, которые инициируют в отношении них дела о банкротстве.

29 мая 2020 г. СКЭС ВС РФ создала интересный судебный прецедент, отказав в утверждении кандидатуры арбитражного управляющего, представленной кредитором, первым подавшим заявление о банкротстве Должника (читайте ниже).

В Арбитражный суд Московской области обратился Барцев П.И. (далее – «Кредитор 1») с Заявлением о признании банкротом ООО «ТК «И.В.В.» (далее – «Должник»).

            Сумма требований Кредитора 1 о включении в Реестр требований кредиторов
(далее – «Реестр») составила 323 300 рублей; им была предложена кандидатура арбитражного управляющего – Петренко А.А.

            Спустя время в качестве Заявления о вступлении в дело поступило Требование
ПАО «МИБ»
(далее – «Кредитора 2») о включении в Реестр задолженности в размере
1,5 миллиарда рублей.

28 мая 2019 г. ПАО «МИНБАНК» (далее – «Третье лицо») перечислило на депозит нотариусу 323 300 рублей в счет исполнения обязательств Должника перед Кредитором 1.

            11 июня 2019 г. суд первой инстанции произвел процессуальную замену Барцева П.И. на ПАО «МИНБАНК».

Примечание: Барцев П.И. и Должник выступали против процессуального правопреемства.

            13 июня 2019 г. суд первой инстанции прекратил производство по Требованию
ПАО «МИНБАНК», приняв отказ последнего
от Заявления о признании Должника банкротом с требованием о включении в Реестр в размере 323 300 рублей.

21 июня 2019 г. назначая судебное заседание по проверке обоснованности Требования Кредитора № 2 о включении в Реестр, суд первой инстанции одновременно запросил сведения о предложенной ПАО «МИБ» кандидатуре арбитражного управляющего Борисенко В.В.

16 октября 2019 г. апелляционный суд отменил Определение суда первой инстанции в части обязания представить сведения о кандидатуре Борисенко В.В.

            Мотивировка суда апелляционной инстанции:

            — при наличии нескольких Заявлений о банкротстве Должника, суд утверждает арбитражного управляющего, кандидатура которого указана в Заявлении, поступившим первым в арбитражный суд;

            — право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего не перешло к
ПАО «МИБ» независимо от того, что требование Барцева П.И. погашено, и было произведено процессуальное правопреемство на ПАО «МИНБАНК».

Таким образом, апелляционный суд решил, что суд первой инстанции должен был запросить сведения о кандидатуре, предложенной Барцевым П.И. как первым заявителем по делу о банкротстве, а ни о Борисенко В.В., кандидатуру которого предложило ПАО «МИБ».

29 мая 2020 г., отменяя Постановление апелляционного суда, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к следующим выводам:

1. Арбитражный суд при утверждении кандидатуры арбитражного управляющего не связан исключительно с волей сторон как при возбуждении дела о банкротстве, так и в последующем.

2. Если у суда имеются разумные подозрения в независимости предложенной к утверждению кандидатуры арбитражного управляющего, то он вправе затребовать сведения об иной кандидатуре арбитражного управляющего (в том числе путем случайной выборки).

3. Барцев П.И. имел признаки фактической аффилированности по отношению к Должнику:

— после получения удовлетворения всей суммы своего требования к Должнику продолжал настаивать на своем участии в деле о банкротстве;

— подача им Заявления о банкротстве совпала с вхождением Должника в процедуру ликвидации;

— сам Должник обжаловал судебные акты в части процессуального правопреемства
Барцева П.И. на ПАО «МИНБАНК».

4. Поведение Барцева П.И. и Должника являлось нерыночным и должно было вызвать разумные сомнения со стороны апелляционного суда. Иного объяснения кроме как наличие между указанными лицами неформальных договоренностей с целью установления лояльного арбитражного управляющего быть не может.

5. При подаче заявления как Должником, так и его аффилированным кредитором кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора.

6. С учетом указанных обстоятельств предложенная Барцевым П.И. кандидатура арбитражного управляющего не могла быть утверждена как имеющая признаки зависимости от Кредитора № 1 и Должника.

7. Суд первой инстанции правомерно запросил кандидатуру иного арбитражного управляющего – предложенную ПАО «МИБ».

Ссылка на дело: https://kad.arbitr.ru/Card/9a8caab4-e395-434c-8d1d-750ebc8440bc.

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/6/1/sud_otkazhet_na_lyuboj_stadii_v_utverzhdenii_druzhestvennogo_arbitrazhnogo_upravlyayuschego_esli_kre

А все ли равны? действующий арбитражный управляющий об аффилированности в банкротстве

Если кредитор аффилирован с должником
@kamimello

«Шелкопряд» побеседовал с Никитой Андреевичем Голощаповым, арбитражным управляющим, членом Союза АУ «Саморегулируемая организация «Северная столица», на тему аффилированности в банкротстве.

Он рассказал, в какой стадии находится и куда движется судебная практика в данной области, а также поделился опытом, в котором ему удавалось успешно применять нормы, субординирующие требования кредиторов.

— Никита Андреевич, тема аффилированности лиц в банкротстве достаточно многогранна: такого рода связью могут обладать должник и кредитор, кредитор и арбитражный управляющий, должник и контрагент по сделке и т.д. и т.п. Какая из комбинаций аффилированности, по-Вашему, является самой распространенной и «болезненнной» в делах о банкротстве?

— Самым неприятным и проблемным в делах о банкротстве всегда был и остается вопрос с подконтрольными, аффилированными с должником кредиторами.

Зачастую должники стараются «наполнить» реестр требований такими лицами, чтобы получить определенные преимущества в процедуре. Добросовестным кредиторам и арбитражному управляющему всегда крайне сложно с ними бороться, т.к.

законодательство не устанавливает какого-либо особого режима для таких требований при рассмотрении их обоснованности.

Да, Верховный суд признает, что интересы связанных с должником и независимых кредиторов конфликтуют и, что при рассмотрении обоснованности аффилированных требований должны применяться повышенные стандарты доказывания. Однако, для того, чтобы «не пустить» аффилированное с банкротом лицо в реестр, необходимо доказать, что сделка, заявленная как обоснование задолженности, является ничтожной, а это крайне сложно.

29 января 2020 года Верховный суд утвердил «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц», в котором дал ряд разъяснений как раз по этому противоречивому вопросу. Думаю, данная позиция ВС станет отличным подспорьем для арбитражных управляющих в борьбе со злоупотреблениями аффилированных с должником кредиторов.

— Да, упомянутый Вами Обзор явно пришелся на злобу дня и уже успел «нашуметь». Суды осторожно начинают ссылаться на его положения, разрешая конфликтные ситуации между кредиторами. Расскажите подробнее, как Вы относитесь к этим разъяснениям?

— Уже давно Верховный суд аккуратно высказывал позицию о том, что учредители должника (или иные контролирующие лица, входящие в одну группу компаний) могут финансировать его деятельность и не всегда такое финансирование оформляется путем увеличения уставного капитала или предоставления средств на безвозмездной основе.

Согласитесь, справедливо, когда инвестиции собственника в развитие своей компании возмещаются за счет генерируемой прибыли и такой инвестор может претендовать только на ту часть имущества, которая останется после расчетов по всем обязательствам его неуспешной компании.

Январский обзор называет такое финансирование «компенсационным».

С одной стороны, этот подход является очевидным, но с другой, профессиональное сообщество долго шло к его закреплению хотя бы в обзоре судебной практики.

Верховный суд описывает множество критериев для определения компенсационного финансирования и оснований для субординации требований кредиторов, но нельзя не упомянуть, что он также закрепляет правовое обоснование на запрет «дружественным» должнику кредиторам ать на собраниях по вопросу о выборе кандидатуры арбитражного управляющего или саморегулируемой организации. Например, у меня сейчас во всех процедурах этот вопрос очень актуален.

Ну а если в целом, то, безусловно, теперь дружественным кредиторам будет гораздо сложнее включиться в реестр. Уверен, что новый обзор изменит подход к сопровождению процедуры банкротства на стороне должника.

— Вас не смущает, что такие важные вопросы законодатель освещает не на уровне внесения изменений в Закон о банкротстве, а на уровне разъяснений ВС, которые могут и игнорироваться судами?

— Вряд ли найдется юрист, которого не будет смущать это обстоятельство. Действительно, Верховный суд взял на себя роль законодателя. Как я уже говорил ранее, законом не предусмотрено особого регулирования для требований аффилированных лиц, в том числе, не предусмотрено оснований для оставления требования «за реестром».

Однако, как правило, разъяснения вышестоящих судов активно применяются. Поэтому, уверен, что в данном случае игнорирование обзора со стороны судебной системы и участников процесса не будет.

— А Вы оптимист! Полагаете, что не будет? Суды первой инстанции ох как не любят долго и детально разбираться, кто и с кем аффилирован. Задолженность просужена? Значит включаем и нечего время тратить.

— Иногда такое встречается, но ведь суть работы судебного представителя в том и заключается, чтобы убедить конкретного судью в целесообразности тех или иных процессуальных действий. А в случае непонимания со стороны судьи создать задел для сильных апелляционных доводов.

Также надо учитывать, что значительная часть регулирования в делах о банкротстве сформирована именно судебной практикой и судьи, рассматривающие дела о банкротстве, довольно внимательно относятся к разъяснениям вышестоящих инстанций.

— Удавалось ли Вам в своей практике отправлять аффилированных с должником кредиторов в конец реестра или вообще лишать кредиторского статуса? Если да, то ссылались ли при этом на вышеупомянутый обзор или еще не успели?

— Да, и в качестве примера могу привести спор, в котором мне как временному управляющему удалось доказать, что предоставленные кредитором в дело акты о приемке транспортных услуг, транспортные накладные, договор и другие документы являются поддельными и прикрывают ничтожную сделку, т.к. в действительности никакие услуги должнику не оказывались. Кстати, дело рассматривалось еще до утверждения обзора от 29 января 2020 года.

Этот как раз тот случай, когда удалось убедить судью внимательнее рассматривать требование и применить к кредитору повышенный стандарт доказывания.

В качестве доказательств фиктивности долга я приводил следующие обстоятельства: за два года до начала банкротства кредитор и должник имели признаки аффилированности, бухгалтерская отчетность должника не отражает этой кредиторской задолженности, задолженность не истребовалась в течение трех лет, кредитор (исполнитель по договору) не получал даже частичной оплаты, но продолжал оказание услуг.

Эти доводы позволили переложить бремя доказывания на кредитора и истребовать у него через суд дополнительные документы. Мы запросили сведения о наличии водителей в штате, транспортных средств в собственности, сведения об отражении этой дебиторской задолженности в бухгалтерской отчетности кредитора.

Должник и дружественный кредитор составили множество новых документов, но «слепленные на коленке» доказательства существенно ничего не изменили.

Кстати, в подобных случаях значительную роль играет фактор времени, которого руководству кредитора и его юристам попросту не хватает для разработки качественной позиции и грамотной подготовки документов.

Ключевым аргументом в споре стали ответы на запросы управляющего. В транспортных накладных указывалось, что исполнитель принимал для перевозки морские контейнеры на контейнерных терминалах Санкт-Петербурга. Такие контейнеры всегда имеют идентификационный номер, по которому можно проследить их движение по всему миру.

Контейнерные терминалы на мои запросы ответили, что конкретные контейнеры не проходили через них в определенные даты, а следовательно, исполнитель не мог их принять для перевозки.

Кредитор даже не стал оспаривать это определение в апелляции, хотя потратил много времени и сил на включение в реестр (Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.09.2019 по делу № А56-76234/2018/тр1).

Также в настоящее время веду процедуру банкротства в качестве временного управляющего по делу № А56-58581/2019. В реестр пытается включиться довольно много связанных с должником кредиторов. Я в свою очередь возражаю, предоставляю суду информацию об их аффилированности, ссылаясь на вышеупомянутый Обзор. И уже есть первые положительные результаты.

Источник: https://shelkopryad.info/interview/9518/

Pravo-consut
Добавить комментарий