Изменение показаний свидетеля

Психологические особенности повторного допроса свидетеля

Изменение показаний свидетеля

Следователю сравнительно часто приходится встречаться с ситуацией, когда в показаниях свидетеля, данных на первом допросе, имеются пробелы и неточности, вызванные забыванием. Необходимо иметь в виду, что процесс забывания в ряде случаев может быть обратим. При благоприятных условиях забытые события и факты могут быть восполнены и закреплены в памяти.

Указанное явление, названное в психологии реминисценцией, имеет преимущественное значение при допросе несовершеннолетних.

Смысл реминисценции состоит в возможности припоминания на повторном допросе слабо воспринятых и временно забытых событий и фактов путем восстановления ассоциативных связей.

Привлекая внимание свидетеля к определенным обстоятельствам и мобилизуя его память, первый допрос служит своего рода стимулом для последующего припоминания забытых фактов и восполнения упущений в показаниях при повторном свидетельствовании.

В результате этой работы в повторных показаниях могут подвиться данные, которых свидетель не приводил на своем первом допросе.

Подобное изменение показаний в принципе не должно вызывать у следователя заведомого недоверия к правильности новых показаний.

Однако, как и всякое изменение показаний, этот случай также требует от следователя, чтобы он вниманью проанализировал причины сообщения свидетелем новых данных и сделал вывод об их достоверности.

Уместно еще раз подчеркнуть, что прибегать к повторным допросам имеет смысл лишь тогда, когда какие-то обстоятельства хотя и слабо, но были восприняты свидетелем, а затем забыты им.

Если же будет установлено, что пробелы в показаниях обусловлены соответствующими недостатками в восприятии, то повторный допрос бесцелен, поскольку свидетелю попросту нечего будет вспоминать.

Отсюда вытекает важное правило: при обнаружении пробелов в показаниях следователь должен принять все меры к выяснению психологической причины указанного дефекта показаний.

Существует ряд причин, показывающих целесообразность производства повторных допросов по тем обстоятельствам, которые уже были предметом рассмотрения на первом допросе. К их числу могут быть отнесены:

  • ссылки свидетеля во время первоначального допроса на то, что он запамятовал определенные обстоятельства, но надеется их вспомнить в дальнейшем,
  • чрезмерное волнение свидетеля-очевидца на первом допросе, ставящее под сомнение полноту и достоверность его показаний,
  • упущения следователя, не воспринявшего или не запротоколировавшего часть поступившей к нему от свидетеля информации;
  • просьбы свидетеля допросить его повторно, мотивированные тем, что он припомнил новые обстоятельства и т. д.

Представляется, что в приведенных ситуациях, перечень которых, естественно, не является исчерпывающим, повторный допрос не только целесообразен, но и необходим.

Вместе с тем дополнения и изменения показаний при повторном свидетельствовании требуют осторожного к себе отношения со стороны следователя. В процессе расследования свидетели обычно получают массу посторонней информации, которая «накладывается» на их показания.

Может сказаться также на достоверности показаний свидетеля и сознательное внушение со стороны заинтересованных лиц.

Поэтому при изменении на повторном допросе показаний перед следователем стоит задача установить причину этого явления и определить, вызвано ли появление в показаниях новой информации припоминанием свидетелем забытых фактов или это результат внушающего воздействия.

Замечено, что допущенные при проведении первого допроса ошибки, например, вызванные забывчивостью допрашиваемого, пропуски в показаниях, порожденные внушением искажения, неверная интерпретация показаний при протоколировании допрашивающим и т. д.

, как правило, легко переносятся в повторные и последующие показания, а устраняются с трудом. Это обстоятельство используется иногда для вывода о преимуществе первого допроса, который якобы дает более полные и достоверные показания.

Однако такого рода утверждения не имеют под собой научного обоснования.

Иное дело, что при производстве повторных допросов нередко допускаются серьезные тактические ошибки и упущения, сводящие на нет дополнительные познавательные возможности повторного свидетельствования.

Так, при повторных допросах свидетелю нередко ставится вопрос, помнит ли он ранее данные на первом допросе показания и подтверждает ли их.

Такая постановка задачи при повторном допросе свидетеля заставляет допрашиваемого текстуально воспроизводить свои прежние показания.

Аналогичному поведению свидетеля может способствовать также неправильно понятое им предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. По рассматриваемой причине свидетель подчас избегает вносить коррективы и дополнения в свои первые показания, хотя обнаруживши в них неточности и пробелы.

Поэтому перед повторным допросом следователю необходимо разъяснить свидетелю, что уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний не распространяется на случаи вызванных добросовестным заблуждением ошибок при свидетельствовании вследствие неточностей в восприятии, запечатлении и воспроизведении информации допрашиваемым.

Однако если свидетель обнаружит неточности и ошибки в своих первых показаниях, но, тем не менее, при повторном свидетельствовании будет настаивать на прежних показаниях, то добросовестное заблуждение в первом случае превращается в дачу заведомо ложных показаний во втором. Наряду с этим разъяснение следователем смысла ст.

307 УК перед повторным свидетельствованном не должно содержать в себе внушающего воздействия и побуждать свидетеля к некритическому изменению показаний, к отказу от правдиво изложенных обстоятельств только потому, что их трактовка следователя вызывает сомнение у последнего.

Изучение практики показывает, что среди некоторых следователей распространены две порочные тенденции при получении повторных показаний:

  1. Во-первых, иногда следователю первые показания кажутся полными и достоверными, в силу чего он сам стремится достигнуть полного повторения свидетелем его прежних показаний. При этом следователь упускает из вида необходимость тщательной проверки и расширения уже имеющейся информации при повторном свидетельствовании. Наличие текстуально совпадающих показаний должно вызывать сомнение в качестве проведенного повторного допроса.
  2. Во-вторых, следователи иногда игнорируют первоначальные показания свидетеля, не сопоставляют их с последующими, не выясняют причин противоречия в показаниях и не устраняют имеющихся в показаниях свидетеля, данных на разных допросах противоречий. В результате каждый следующий допрос свидетеля вносит новые искажения в показания, которые обесценивают доказательственное значение полученной от допрашиваемого информации.

При повторных допросах свидетелей следователю нередко приходится встречаться с явлением, называемым «репродукцией воспроизведения».

Смысл его заключается в том, что свидетель на повторном допросе воспроизводит следователю не то, что было им воспринято в момент совершения преступления и, следовательно, имеет под собой реальную чувственную основу, а свои показания на первом допросе.

Предвидя необходимость повторять свои показания следователю и суду, допрашиваемый старается не забыть их, чтобы не дать следователю и суду повод сомневаться в его правдивости. Некоторые свидетели даже стремятся к заучиванию своих показаний, данных на первом допросе.

Естественно, что такая позиция свидетеля на повторном допросе не способствует получению новой информации, устранению имеющихся в первых показаниях неточностей и ошибок.

Чтобы не допустить указанных ошибок при повторном свидетельствовании, необходимо предложить свидетелю отделить реально воспринятые им во время совершения преступления фактические данные от их изложения на первом допросе.

Целесообразно, чтобы на какое-то время свидетель как бы забыл о своих прежних показаниях, а повторные показания давались им исключительно на основе того, что свидетель непосредственно воспринял в свое время органами чувств.

И только после получения повторных показаний имеет смысл вернуться к первому допросу, выявить несоответствия в показаниях и установить их причину. Причем причина расхождений и несоответствий в показаниях обязательно указывается в протоколе повторного допроса.

Повторный допрос может проводиться как по отдельным обстоятельствам, так и в целом по всему предмету первого допроса.

  • Процессуальные основы допроса
    • Допрос как наиболее распространенное средство получения доказательств и его место в системе следственных действий
    • Процессуальная регламентация допроса свидетеля и потерпевшего
    • Процессуальная регламентация допроса подозреваемого и обвиняемого
    • Процессуальные особенности допроса эксперта
    • Процессуальный порядок допроса на очной ставке
  • Психологические и нравственные основы допроса
    • Психологические процессы у потерпевших и свидетелей-очевидцев преступления
    • Психические состояния и психология лиц, совершивших преступления
    • Нравственные основы допроса и проблема установления психологического контакты с допрашиваемым
  • Тактические основы допроса
    • Тактические приемы устранения добросовестного заблуждения допрашиваемого
    • Тактические приемы допроса, основанные на психологическом воздействии на допрашиваемого, дающего ложные показания
    • Использование доказательств на допросе для разоблачения лжи
  • Использование показаний в процессе расследования преступлений
    • Использование показаний в качестве основания и в процессе производства других следственных действий
    • Особенности использования показаний на очной ставке
    • Использование показаний для обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений
    • Использование показаний в обвинительном заключении

Источник: http://ugolovnyj-zakon.ru/dopros/psihologija/povtornyj-dopros-svidetelja.html

Кс вновь подчеркнул, что показания потерпевших и свидетелей оглашаются в исключительных случаях

Изменение показаний свидетеля

28 февраля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 513-О об отказе в рассмотрении жалобы осужденного Николая Пятакова на неконституционность ряда норм УПК РФ (ч. 1 ст. 61, ч. 1 ст. 73, ст. 87, ч. 1 ст. 88, ч. 2 ст. 240, ч. 2 ст. 281, ч. 2 ст. 297, п. 2 ст. 307, п. 7 ч. 3 ст. 389.28 и п. 5 ст. 401.10).

По мнению заявителя, оспариваемые положения допускают оглашение показаний свидетелей по уголовному делу, несмотря на возражения стороны защиты, позволяют судам при рассмотрении дела по существу не исследовать в полном объеме версию событий обвиняемого и оставлять без рассмотрения доводы его апелляционных и кассационных жалоб.

Изучив обстоятельства дела, КС не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Со ссылкой на собственную практику (Определения от 7 декабря 2006 г. № 548-О, от 16 июля 2013 г. № 1137-О, от 23 декабря 2014 г. № 2796-О и др.

) Суд напомнил, что оглашение показаний, полученных на стадии предварительного следствия, рассматривается как исключение и допустимо лишь в случаях, предусмотренных законом (ст. 240, 276, 281 УПК).

Это обусловлено как необходимостью устранения неравенства в процессуальных возможностях по исследованию доказательств между защитой и обвинением, проводившими допросы потерпевших и свидетелей в ходе досудебного производства и составившими соответствующие протоколы, так и свободой суда от постороннего влияния при оценке показаний участников уголовного судопроизводства.

КС пояснил, что ст. 281 УПК не предусматривает возможность расширительного толкования перечня случаев, допускающих оглашение в суде показаний, ранее данных потерпевшими и свидетелями, отсутствующими на заседании.

Сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний на предмет допустимости и достоверности, должны толковаться в пользу обвиняемого.

«В случае оглашения судом – при наличии указанных в законе оснований – изобличающих обвиняемого показаний отсутствующего лица и последующего их использования сторонам должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами», – сообщается в Определении.

Тем самым, подчеркнул КС, оглашение показаний, данных не явившимися в суд потерпевшим или свидетелем в ходе предварительного расследования, допустимо лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом, если обеспечена надлежащая оценка достоверности показаний в качестве доказательств, а у обвиняемого была возможность задать вопросы этому лицу или оспорить достоверность его показаний на стадии досудебного производства или в предыдущих стадиях судебного разбирательства (ч. 2 ст. 281 УПК). При этом сторона обвинения обязана предпринять исчерпывающие меры для обеспечения участия в судебном заседании неявившихся свидетеля или потерпевшего.

В Определении также отмечается, что аналогичный смысл нормам уголовно-процессуального закона придает и правоприменительная практика. Так, в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 разъяснено, что суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившихся потерпевшего или свидетеля, а также воспроизводить в заседании материалы видеозаписи или киносъемки следственных действий с их участием.

Суд также не вправе ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства не была предоставлена возможность их оспорить (например, в ходе очных ставок задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями подсудимый не согласен, и высказать по ним возражения).

КС подчеркнул, что содержащиеся в оглашенных показаниях сведения, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов суда лишь после проверки и оценки по правилам ст. 87 и 88 УПК. При этом суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на имеющиеся в деле доказательства, если они не были им исследованы и не отражены в протоколе.

Также КС напомнил, что суды при оценке доказательств по уголовному делу, в том числе оглашенных показаний не явившихся на заседание свидетеля или потерпевшего, должны учитывать все обстоятельства, связанные с причинами их неявки и с участием в предшествующих стадиях уголовного судопроизводства. Суды также должны выявить наличие либо отсутствие у подозреваемого, обвиняемого или его защитника возможности оспорить эти показания в установленном порядке.

Кроме того, Суд пояснил, что УПК прямо включает в предмет доказывания в том числе событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства), виновность лица в его совершении, форму вины и мотивы (п. 1 и 2 ч. 1 ст. 73).

Предусмотренный порядок доказывания предписывает проверку и оценку всех доказательств с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности – достаточности для разрешения дела (ст. 87 и ч. 1 ст. 88).

Он также определяет, что приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он вынесен в соответствии с требованиями УПК и основан на правильном применении уголовного закона (ч. 2 ст. 297).

Описательно-мотивировочная часть такого приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства (п. 2 ст. 307).

В свою очередь положения ст. 389.28 и 401.10 УПК прямо предусматривают, что в перечисленных судебных решениях должны быть изложены доводы заявителя и мотивы принимаемого по жалобе решения.

Положения данных статей не допускают отказ судов от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а предписывают мотивировать свои решения путем указания на конкретные, достаточные основания, по которым эти доводы отвергаются.

В связи с этим, подытожил КС, спорные нормы не нарушают конституционные права заявителя, а доводы жалобы сводятся к оспариванию процессуальных решений по уголовному делу.

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, Определение не стало революционным: «Орган конституционного правосудия не отклонился от своей позиции, которую ранее обозначал при оценке предписаний ст. 281 УПК».

Эксперт предположил, что в жалобе заявитель ссылался на частный случай нарушения его прав. При этом он отметил, что суды продолжают расширительно понимать положения о возможности оглашения показаний неявившихся свидетелей, чем грубо нарушают права на защиту, и выразил несогласие с выводом КС о том, что ч. 2.1 ст. 281 УПК гарантирует соблюдение права на защиту.

Михаил Кириенко полагает, что основания оглашения показаний следует четко указать в УПК в целях препятствия расширительному толкованию правоприменителем.

«Ссылки на возможность оспорить показания на других стадиях, а также эффективность такой возможности – очень субъективный момент, который суд зачастую истолковывает без учета гарантии состязательности не только в целом, но и при оценке каждого доказательства, – пояснил адвокат.

– Кроме того, на момент наличия такой возможности у обвиняемого может не быть определенного объема информации, гарантированной законодателем по итогам предварительного расследования, которую можно использовать для защиты».

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов согласился с выводами КС в отношении возможности оглашения показаний неявившихся свидетелей лишь в исключительных случаях и при предоставлении защите возможности на предыдущих стадиях оспорить эти показания. «В последнее время я не сталкивался с иной трактовкой ч. 2.1 ст. 281 УПК. По всей видимости, судей ориентируют на подобное правоприменение», – отметил он.

По мнению эксперта, сторона обвинения нашла новую лазейку для обхода возможности стороны защиты в ходе судебного заседания допросить свидетелей, которые могут дать показания, отличные от данных ими на стадии предварительного расследования.

«Лицо (особенно часто это практикуется с лицами, заключившими досудебное соглашение о сотрудничестве), является в суд, отказывается от дачи показаний со ссылкой на ст. 51 Конституции, после чего гособвинитель заявляет ходатайство об оглашении предыдущих показаний согласно ч. 4 ст. 281 УПК.

Суд удовлетворяет ходатайство, игнорируя доводы защиты о невозможности оспорить показания такого лица и задать ему вопросы», – пояснил адвокат.

В заключение он добавил, что дважды сталкивался с подобной ситуацией по так называемым «громким уголовным делам», и, к сожалению, апелляционная инстанция (а это был ВС) на проблему не отреагировала.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-vnov-podcherknul-chto-pokazaniya-poterpevshikh-i-svideteley-oglashayutsya-v-isklyuchitelnykh-sluchayakh/

Изменение участниками уголовного процесса показаний в ходе судебного разбирательства по уголовным делам коррупционной направленности

Изменение показаний свидетеля

Курдюков А.Н., аспирант Академии Генеральной прокуратуры РФ.

В процессе исследования автор приходит к выводу о том, что изменение участниками уголовного процесса показаний в ходе судебного разбирательства по уголовным делам коррупционной направленности не может повлиять на результат судебного следствия, если качественно проведена работа органов предварительного расследования.

Одним из приоритетных направлений деятельности прокуратуры на сегодняшний день является укрепление законности, защита прав и свобод граждан посредством реализации комплекса мер, обеспечивающих эффективное противодействие коррупции и ее проявлениям. В соответствии со ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, полномочным осуществлять уголовное преследование.

С учетом этого нельзя обойти вниманием и осуществление прокурором уголовного преследования по уголовным делам коррупционной направленности. Многообразие и порой неопределенность составов, которые можно отнести к преступлениям коррупционной направленности, влекут за собой сложности как предварительного расследования, так и поддержания государственного обвинения в суде.

Наличие проблем при осуществлении уголовного преследования прокурором в судебном производстве по уголовным делам этой категории подтвердили 96% опрошенных нами прокуроров. При этом 66% опрошенных отметили наличие проблем, характерных для стадии судебного следствия.

Так, анализ практики поддержания государственного обвинения показывает, что в судебном следствии чаще всего прокуроры сталкиваются с такими проблемами, как: необходимость полного отказа от обвинения — 1% опрошенных; неявка подсудимых в судебное заседание — 5%; дача экспертом (специалистом) иного заключения во время допроса в судебном заседании — 9%; необходимость частичного отказа от обвинения — 10%; неявка потерпевшего в судебное заседание — 13%; появление новых доказательств у стороны защиты — 20%; изменение подсудимыми показаний, данных в ходе предварительного следствия, — 25%; изменение потерпевшими показаний, данных в ходе предварительного следствия, — 38%; затягивание стороной защиты хода судебного разбирательства — 43%; неявка свидетелей стороны обвинения в судебное заседание — 45%; признание судом недопустимыми доказательств, полученных в ходе предварительного следствия, — 46%; невозможность оглашения показаний, полученных на предварительном следствии ввиду неявки участников уголовного судопроизводства, при возражении стороны защиты — 65%; изменение свидетелями показаний, данных в ходе предварительного следствия, — 75%.

Таким образом, в качестве одной из основных можно выделить проблему изменения или отказа от своих показаний свидетелями или потерпевшими в ходе судебного производства по уголовным делам коррупционной направленности.

Причем зачастую речь идет не о частичном искажении данных в силу индивидуальных особенностей памяти и истечения определенного промежутка времени с момента совершения преступления, а о полном изменении позиции не столько подсудимым, сколько свидетелем и даже потерпевшим. Так, 75% респондентов отметили наличие указанной проблемы в отношении свидетелей и 38% в отношении потерпевших.

Данное обстоятельство в зависимости от наличия других доказательств может как не иметь существенного значения для изобличения виновного, так и поставить под угрозу всю доказательственную базу стороны обвинения, в случае если показания изменены основным свидетелем обвинения либо потерпевшим.

Эта проблема в последнее время все чаще возникает при рассмотрении уголовных дел коррупционной направленности, что вызвано рядом объективных обстоятельств.

Так, многие дела этой категории расследуются в отношении должностных лиц органов исполнительной власти, местного самоуправления либо правоохранительных органов, что предоставляет подозреваемым, а впоследствии обвиняемым и подсудимым широкий спектр возможностей использования своих должностных полномочий либо имеющихся связей с целью воздействия на потерпевших либо свидетелей и изменения их показаний в выгодную для подзащитных и их адвокатов сторону. В частности, 100% опрошенных оперативных сотрудников органов прокуратуры указали, что подсудимые по делам о преступлениях коррупционной направленности оказывают противодействие уголовному преследования в ходе судебного разбирательства.

Зачастую использование должностных полномочий становится возможным из-за того, что еще на стадии предварительного расследования следователями не ставится вопрос об отстранении подозреваемого (обвиняемого) от должности.

И впоследствии, в ходе судебного разбирательства, уже при возникших проблемах и имеющейся информации об использовании подсудимым своего должностного положения для оказания давления на потерпевших и свидетелей, указанный пробел не восполняется и соответствующее ходатайство не заявляется государственным обвинителем.

Ситуацию осложняет то обстоятельство, что с целью изменения показаний отдельных участников уголовного судопроизводства в отношении их применяются разнообразные методы воздействия: угрозы, шантаж, подкуп, уговоры и даже физическое насилие. Причем указанные способы могут применяться не только в отношении лица, которое дает показания в суде, но и в отношении его родственников либо близких.

Позитивный характер для лиц, противодействующих таким способом правосудию, имеет примечание к ст. 307 УК, предусматривающей уголовную ответственность за лжесвидетельство. Согласно примечанию свидетель или потерпевший освобождаются от уголовной ответственности, если они до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных ими показаний.

Очевидно, что законодатель, принимая данное примечание, преследовал цель положительную для осуществления правосудия, давая возможность лжесвидетелю реабилитироваться. Однако в правоприменительной практике эффект получился практически прямо противоположным. Мнение о том, что отрицательный эффект от действия примечания к ст.

307 УК РФ значительно превышает положительный, твердо закрепилось в юридической литературе .

См.: Махмутов М. Ответственность за лжесвидетельство // Законность. 2006. N 10. С. 39.

Сталкиваясь с подобной проблемой, государственному обвинителю приходится выполнять работу по ее устранению, по преодолению противодействия правосудию.

Так первоначальным условием для решения этой задачи является доскональное знание материалов уголовного дела.

Это позволяет не только отследить появившиеся противоречия или изменения в показаниях свидетеля либо потерпевшего, но и оперативно отреагировать, заявив ходатайство об оглашении показаний участника, данных в ходе предварительного расследования.

При этом в показаниях лица возникает противоречие с совокупностью остальных имеющихся по уголовному делу доказательств и его собственными показаниями, данными им ранее.

Государственный обвинитель в данном случае должен в ходе допроса лица в зале судебного заседания максимально детализировать и уточнить обстоятельства, излагаемые свидетелем или потерпевшим, поскольку зачастую при изменении показаний продумывается только общая линия событий, а внимание к мелочам приводит к тому, что свидетелю или потерпевшему, стремящимся к сознательному искажению истины, приходится выдумывать их «на ходу», что не позволяет им обрести логическую стройность и завершенность. Таким образом, лицо вынуждено будет придумывать все новые и новые несуществующие подробности обстоятельств, еще больше запутываясь в своих показаниях, что поможет стороне обвинения сформировать у суда убеждение в том, что данный свидетель излагает недостоверные показания, а показания, данные им ранее, являются истинными.

При этом также необходимо выяснить у свидетеля (потерпевшего) причины изменения показаний. Обычно одной из распространенных причин называют то, что их неправильно понял следователь.

Однако при этом на вопросы государственного обвинителя зачастую свидетель либо потерпевший не может объяснить, почему в протоколе его допроса, оформленном в соответствии с положениями Уголовного процессуального кодекса РФ, нет его замечаний, а также под его «неправильно понятыми» показаниями стоит его подпись и указано, что протокол им прочитан лично.

Иногда, в качестве причины изменения показаний в судебном заседании, участниками уголовного судопроизводства свидетели или потерпевшие указывают то обстоятельство, что в ходе проведения допроса на них оказывалось давление со стороны следователя либо оперативных работников.

В данном случае государственному обвинителю желательно прибегать не только к приему уточнения показаний свидетеля, но и к получению дополнительных доказательств путем вызова и допроса в судебном заседании лиц, указываемых свидетелем как очевидцев оказания на него воздействия, и следователя или оперативных сотрудников, оказывавших давление, со слов свидетеля либо потерпевшего.

Таким образом, путем применения определенных приемов и тактик допроса в судебном заседании государственный обвинитель может преодолеть указанную проблему, однако, к сожалению, необходимо констатировать, что зачастую успех зависит не только от профессионализма государственного обвинителя, его практических навыков и теоретических познаний, но и от качественной работы органов предварительного расследования, поскольку если протокол допроса лица в ходе предварительного следствия, впоследствии изменившего в суде свои показания, будет признан недопустимым, то сложность работы государственного обвинителя по подтверждению позиции обвинения значительно возрастает.

Также некоторые авторы, занимавшиеся исследованием данного вопроса, считают, что государственные обвинители, выступающие в судебном заседании, должны быть хорошими практикующими психологами , чтобы свободно ориентироваться в тонкостях межличностного взаимодействия, уметь профессионально анализировать мотивацию и механизм взаимоотношений и владеть иными аспектами коммуникации между индивидами.

См.: Семененко М.Э. Проблемы уголовного преследования, осуществляемого прокурором в суде: Дис. канд. юрид. наук. М., 2001. С. 74.

Однако, на наш взгляд, такая позиция, несмотря на ее несомненную практическую эффективность, к сожалению, весьма далека от действующих реалий, поскольку среди государственных обвинителей сотрудники, имеющие образование факультетов психологии, встречаются крайне редко.

Кроме того, несмотря на указание в рекомендациях Комитета министров Совета Европы того, что «обучение — обязанность и одновременно право всех государственных обвинителей, которое действует как до их назначения на должность, так и после» , нецелесообразно оставлять данный вопрос для самостоятельного обучения государственных обвинителей вне рамок рабочего времени в связи в высокими нагрузками, связанными с постоянно растущим количеством рассматриваемых уголовных дел в судах, а зачастую и наличием в должностных обязанностях государственных обвинителей — помощников прокурора районного звена более чем одной линии надзора. Путями решения данной проблемы могло бы быть проведение на уровне субъектов РФ, управлений и главных управлений Генеральной прокуратуры РФ специализированных семинарских занятий, включающих практические мероприятии, с привлечением профессиональных психологов — специалистов в области коммуникации в конфликтных ситуациях.

Рекомендации Комитета министров Совета Европы REC (2000) 19 «Роль прокуратуры в системе уголовного правосудия». С. 5.

Разумеется, необходимо применять и иные формы преодоления противодействия правосудию путем изменения показаний свидетелями и потерпевшими в судебном заседании по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности.

Более того, данный вопрос в настоящее время имеет все возрастающую актуальность в связи с проведением широкомасштабных антикоррупционных мероприятий на государственном уровне, активизацией работы в данном направлении правоохранительных органов и, как следствие, растущим числом выявляемых коррупционных преступлений и возбужденных уголовных дел, которые после окончания расследования рассматриваются в судах различных уровней. При этом необходимо учитывать, что практически каждое уголовное дело о преступлении коррупционной направленности, совершенное должностными лицами органов государственной власти, местного самоуправления либо сотрудниками правоохранительных органов, вызывает большой общественный резонанс и зачастую получает огласку в СМИ. В таких условиях на государственных обвинителей ложится особая ответственность по осуществлению качественного уголовного преследования, восстановлению и защите нарушенных прав личности, общества и государства.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/38634-izmenenie-uchastnikami-ugolovnogo-processa-pokazanij-khode-sudebnogo

Свидетель пытается изменить показания в суде, что происходит в этом случае

Изменение показаний свидетеля
Из вопросов, задаваемых посетителями сайта «Все об уголовных делах» (примечание: мы публикуем развернутое описание ситуаций, возникающих по конкретным уголовным делам. Поэтому будут затрагиваться специфические и как правило, узкие аспекты. Для понимания, рекомендуем просматривать приведенные в публикации правовые нормы и иные материалы (они кликабельны).

Ситуация:

— свидетель, допрошенный следователем, дал неверные показания (испугался следователя и дал обвинительные показания);

— при допросе в суде, он стал давать уже правдивые показания,

— тогда государственный обвинитель заявляет ходатайство «прошу огласить его протоколы допроса на следствии»

— защита не возражала и судья начал оглашать протоколы, после оглашения каждого протокола задавал вопросы свидетелю «Было такое, вы давали такие показания?» свидетель отвечает «Да было, да давал, да подтверждаю…»

Вопрос:

— что можно было сделать в такой ситуации ? Как заставить свидетеля давать правдивые показания ?

ОТВЕТ:

I). Что это было и зачем ?

— в этой ситуации Вам довелось на своем опыте наблюдать применение нормы 281 УПК, не в том контексте в котором она изложена в законе, а в контексте удобном для стороны обвинения и судье.

— эта норма невероятно удобна для этих лиц, потому постоянно используется именно так как описано в заданном вопросе.

Ведь, что собственно произошло:

— в тех случаях, когда свидетель дает показания не совсем удобные для формирования обвинительной доказательственной базы, то следователь их слегка корректирует. Вот как это может выглядеть на практике:

а) допрос происходит так: свидетель излагает, то что он видел (или иным образом узнал), потом следователь выкатывает из принтера напечатанный текст и предлагает подписать. Свидетель не особо вглядываясь (не будет же следователь мошенничать !) подписывает.

Мало кто из свидетелей будет особо внимательно вчитываться, и тем более спорить со следователем. (Также следует учитывать, что обстоятельства уголовного дела могут быть таковы, что между статусом свидетеля и статусом обвиняемого лежит очень зыбкая грань, которую следователь может и «помочь» перейти в иной статус.

Ясно, что такой свидетель точно не станет заниматься буквоедством и придираться к протоколу).

Собственно здесь нет прямой и грубой фальсификации доказательств, в протоколе напечатано почти все так как сказано, но так, что нужные моменты обойдены, как будто и не были сказаны, а некоторые акцентированы, изложены чуть-чуть в другом контексте. В результате получается так:

— вслух было сказано например, вот так: «ну, я видел на месте преступления человека одного роста с обвиняемым Петровым, возможно это он и был».

— а в протоколе допроса это изложено так «я видел на месте преступления — Петрова».

б) в судебном заседании свидетель начинает рассказывать — именно так как было, а не так как написано в протоколе. Разумеется, после этого прокурор ходатайствует об оглашении ранее данных показаний (ч.3 281 УПК).

Сторона защиты оглашению показаний воспрепятствовать не может, поскольку ее согласия в таком случае не требуется (п.19 Пленума № 1).

Как должно было быть (в теории)

— по общему смыслу закона, а именно исходя из принципа непосредственности исследования доказательств (ч.1 240 УПК), в судебном заседании, помимо доказательств, полученных следователем, возникают производные от них — но не тождественные им доказательства.

— было одно доказательство — протокол допроса свидетеля. Это доказательство само по себе еще только полуфабрикат, его нельзя использовать при вынесении приговора.

— сначала каждое доказательство должно пройти через процедуру исследования в суде. И возникает второе, производное от первого доказательство — это допрос свидетеля в суде.

— именно это второе доказательство уже можно использовать в приговоре, прямо ссылаться на него в составе доказательственной базы.

— если же эти два доказательства не идентичны, если свидетель в суде дает иные показания, отличающиеся от данных им на следствии, то суд должен сопоставить их и приняв одно, объяснить в приговоре почему он одно принимает, а второе отвергает (ч.2 307 УПК и п.6 Пленума № 55);

— но это в теории, а на практике, свидетель после зачитывания его ранее данных показаний просто соглашается с ними, и на этом все. То есть, возникшие противоречия устранены, протокол допроса свидетеля полностью превращается в его показания на суде, без изменений. Двух противоречащих доказательств не возникло.

Защита не может воспрепятствовать оглашению

— для оглашения при противоречиях в показаниях — не требуется согласия второй стороны (п.19 Пленума № 1).

Что противопоставить

— важно, чтобы все «метания» свидетеля оставляли реальные следы. То есть, в протоколе судебного заседания — это должно быть отражено;

— можно заранее предугадать, что в описании этого места судебного заседания в протоколе будет все крайне лаконично;

— потому начинаем этому препятствовать заранее, заявляем письменные ходатайства о занесении этого обстоятельства в протокол (ссылаться нужно на требования п.13 ч.3 259 УПК).

— для вышестоящих судов такие следы «путаницы» показаний свидетелей, это признак «токсичности» дела;

— это можно использовать в стадии апелляции и кассации, ссылаясь на неустраненные сомнения.

Совет:

— совет, если Вы намерены использовать при обжаловании довод о нарушениях, допущенных при оглашении показания свидетеля, то ссылайтесь на п.10 Пленума № 2.

Это единственное прямое указание кассационным судам, обязывающее их проверять доводы жалоб о нарушениях при исследовании доказательств (то есть самая близкая по смыслу ссылка на возможность отмены именно по причине таких нарушений, более конкретная чем норма ч.

1 401.15 УПК, где просто кратко упоминается о процессуальных нарушения как основаниях отмены).

Рекомендуемые материалы:

Оглашение показаний — в случае противоречий в показаниях

Лазейка для обжалования фактов, нарушения при исследовании и оценке (п.10 Пленума № 2)

Сомнения — либо неустраненные, либо неустранимые (как их использовать)

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c2f4c1fa2966000aa0dc98e/svidetel-pytaetsia-izmenit-pokazaniia-v-sude-chto-proishodit-v-etom-sluchae-5c6520dde9ed8e00ac24114b

Изменить показания свидетеля

Изменение показаний свидетеля

Королёва Светлана Олеговна Стаж юридической работы с 2000 г.

Регистрационный номер 77/2882 в реестре адвокатов г.Москвы

Председатель Коллегии адвокатов Москвы «ЮрПрофи»

Специализация:
Устные и письменные консультации, правовые заключения по всем отраслям права, в том числе правовой анализ договоров. Ведение гражданских дел в арбитражных судах всех инстанций.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

задать вопрос адвокату

Баклагова Оксана СергеевнаСтаж юридической работы с 2004 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов 50/5434.

Специализация:
Представление интересов в арбитражных судах, судах общей юрисдикции.

Награды:
Диплом адвокатской палаты Московской области.

задать вопрос адвокату

Васильева Людмила ПавловнаСтаж юридической работы с 1996 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов Московской области — 50/6583.

Основные направления деятельности:
Оказание юридической помощи физическим и юридическим лицам, претензионно-исковая работа, ведение дел в судах общей юрисдикции и Арбитражных судах РФ различных инстанций, в т.ч.:

Награды:
Медаль II степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан». Решение Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации от 20.03.2008г. №4.

задать вопрос адвокату

Гайданова Елена СергеевнаСтаж юридической работы с 1998 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов г.Москвы 77/4345

Специализация:
Ведение гражданских дел в судах общей юрисдикции и арбитражном суде.

В том числе:- Заместитель генерального директора Юридического центра «Советник права»- Заведующий юридической консультацией №219 Межрегиональной коллегии адвокатов помощи предпринимателям и гражданам

— Президент «Коллегии адвокатов «Гайданов и Партнеры»

Награды:
ПОЧЕТНАЯ ГРАМОТА НО «Коллегии адвокатов Москвы «ЮрПрофи».

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 1990 г.

Регистрационный номер 77/2686 в реестре адвокатов г.Москвы

Специализация:
Области гражданского права (гражданские, наследственные, жилищные и прочие правовые вопросы), опыт ведения уголовных и гражданских дел в судах общей юрисдикции и у мировых судей г. Москвы и Подмосковья.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы, Почетная грамота Палаты адвокатов Российской федерации.

задать вопрос адвокату

Гостева Светлана НиколаевнаСтаж юридической работы с 1990 г.

Регистрационный номер 77/8940 в реестре адвокатов г. Москвы

Специализация:
Ведение гражданских дел, связанных со спорами по вопросу получения наследственного имущества, а именно, представление интересов клиента в судах общей юрисдикции всех инстанций.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

задать вопрос адвокату

Дмитриев Алексей ГеннадьевичСтаж юридической работы с 2004г.

Регистрационный номер 50/5587 реестре адвокатов Московской области

Специализация:
Устные и письменные консультации, правовые заключения по всем отраслям права, правовой анализ договоров, сопровождение сделок. Ведение гражданских дел в арбитражных судах и судах общей юрисдикции по следующим категориям дел.

Награды:
Диплом Адвокатской палаты Московской области.

задать вопрос адвокату

Дубинец Сергей ВладимировичСтаж юридической работы с 1985г.

Регистрационный номер 77/679 в реестре адвокатов г.Москвы

Специализация:— криминалистика,- криминально-уголовное право

— уголовный процесс.

Награды:
Почетная грамота Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. Юбилейный нагрудный знак «150 ЛЕТ РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЕ». Почетная грамота Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 2005

Регистрационный номер в реестре адвокатов Московской области 50/7438

Специализация:— устные и письменные консультации;- составление правовых документов (договоров, соглашений, претензий, заявлений и др.);- ведение гражданских дел в судах общей юрисдикции, арбитражных дел в арбитражных судах;

— оформление прав на недвижимое имущество, в том числе в судебном порядке.

Награды:
Почетная грамота КАМ ЮрПрофи

задать вопрос адвокату

Захарова Ирина ВикторовнаСтаж юридической работы с 2001г.

Регистрационный номер 77/4184 в реестре адвокатов г. Москвы

Специализация:
Защита в рамках уголовного дела на всех стадиях процесса – доследственная проверка и оперативно-розыскные мероприятия, дознание, следствие, суд, апелляция, кассация, надзор (в том числе есть опыт прекращения уголовных дел за примирением сторон, по сроку давности, переквалификации и прекращения по амнистии, получения оправдательного приговора).

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы. Почетная грамота «Федеральной палаты адвокатов Российской…

задать вопрос адвокату

Казаков Алексей ЛеонидовичСтаж юридической работы с 1990 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов Московской области 50/6770

Специализация:— Оказание квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам- Защита интересов по административным и уголовным делам

— Арбитражные споры.

Награды:
Почетная грамота «Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации». Медаль II степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан».

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 1992 г.

Регистрационный номер 77/2686 в реестре адвокатов г.Москвы

Специализация:
Гражданское, корпоративное, семейное, жилищное, административное, уголовное право. Арбитраж, суды общей юрисдикции, следственные и административные органы.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

задать вопрос адвокату

Кудряшов Константин АлександровичСтаж юридической работы с 2007 г.

Регистрационный номер 77/10951 в реестре адвокатов г. Москвы.

Специализация:— Уголовное право.

— Судебные споры.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Лаврова Елена АнатольевнаСтаж юридической работы c 2008 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов г. Москвы 77/11531

Специализация:— Устные и письменные консультации.- Защита по уголовным делам на предварительном следствии и в суде.

— Ведение гражданских дел в судах общей юрисдикции, у мировых судей.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Лясковский Илья КонстантиновичСтаж юридической работы с 2001г.

Регистрационный номер 77/9153 в реестре адвокатов Москвы

Специализация:— дела о банкротстве;- споры из договоров лизинга;- защита прав на фирменные наименования, доменные имена;

— жилищные споры.

Награды:
Грамота НО Коллегии адвокатов Москвы «ЮрПрофи».

задать вопрос адвокату

Орлов Алексей АнатольевичСтаж юридической работы с 1998 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов г.Москвы 77/819

Заместитель Председателя Коллегии адвокатов Москвы «ЮрПрофи»

Специализация:— уголовные дела;- обжалование незаконных действий и решений государственных органов и должностных лиц;

— дела из административных правоотношений.

Награды:
Почетная грамота Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Рыжова Наталья ВикторовнаСтаж юридической работы с 1995 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов Московской области — 50/7529

Специализация:
Гражданское право.

Награды:
Диплом Адвокатской палаты Московской области.

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 1985 г.

Регистрационный номер 77/6570 в реестре адвокатов г.Москвы

Специализация:— Полное юридическое сопровождение деятельности юридических лиц;- Ведение гражданских дел в судах общей юрисдикции во всех инстанциях;

— По уголовным делам – защита интересов на стадии предварительного следствия; в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Награды:
Почетная грамота «Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации».

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 2000 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов г. Москвы 77/8963

Специализация:Гражданское и предпринимательское право.Интеллектуальная собственность.Защита деловой репутации.

Банкротство.

задать вопрос адвокату

Источник: https://www.urprofy.ru/vopros-yuristu/izmenit-pokazaniya-svidetelya

Pravo-consut
Добавить комментарий