Ограничение свободы – комментарии Федерального Судьи / Юрсервис бесплатных юридических консультаций

Содержание
  1. ЕСПЧ: Ограничение свободы должно быть надлежащим образом оформлено
  2. Ограничение свободы — комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП
  3. Наказание в виде ограничения свободы
  4. Срок и порядок исполнения наказания в виде ограничения свободы
  5. Ответственность за уклонение от ограничения свободы
  6. Отличие ограничения свободы от лишения свободы
  7. Условное ограничение свободы
  8. Что думают юристы о законности режима самоизоляции
  9. Угроза убийством. ст. 119 ук рф в 2020 году: наказание, что грозит? — Статья УК РФ
  10. Понятие
  11. Особенности статьи
  12. Наказуемые угрозы
  13. Чем угроза отличается от покушения на убийство
  14. Заявление
  15. Запугивание
  16. Наказание
  17. Интернет-угрозы
  18. Последствия за угрозу убийства по статье 119 УК РФ
  19. Состав преступления
  20. Объект и объективная сторона преступления
  21. «Административный произвол». Юристы прокомментировали введение в Москве пропускного режима
  22. Пропускной режим без ЧС
  23. Можно ли оспорить штрафы

ЕСПЧ: Ограничение свободы должно быть надлежащим образом оформлено

Ограничение свободы – комментарии Федерального Судьи / Юрсервис бесплатных юридических консультаций

26 июня Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Фортальнов и другие против России» (жалоба № 7077/06), объединяющее жалобы 13 россиян, сообщивших о произвольном и незаконном содержании под стражей в нарушение ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Так, вечером 18 июля 2005 г. Андрей Фортальнов был задержан сотрудниками милиции и доставлен в отделение, где подвергся обыску и допросу. Через несколько часов после этого в отношении него было возбуждено уголовное дело, при этом уже после этого был составлен протокол задержания подозреваемого, а затем Фортальнов был допрошен в этом статусе.

На следующий день в отношении Андрея Фортальнова судом была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Он пытался обжаловать это решение, утверждая, что в нарушение внутреннего законодательства запись о его задержании была составлена через 9 часов после того, как его доставили в полицейский участок, вместо 3 часов.

Апелляционная инстанция признала решение о заключении под стражу законным. По мнению суда, запоздалое составление протокола о задержании как таковое не могло служить основанием для освобождения заявителя из-под стражи. Позднее суд продлил меру пресечения.

Данное решение также было признано законным апелляционной инстанцией, которая при этом признала, что запись о задержании была составлена по истечении 3 часов, разрешенных российским законодательством.

При этом суд также посчитал, что это нарушение не может автоматически привести к отказу в удовлетворении ходатайства следствия о применении меры пресечения и ее дальнейшем продлении.

Аналогичные случаи имелись и в делах других заявителей, например Хусейна Цетиева, который был задержан полицией в 23:00 21 сентября 2014 г.

Согласно журналу учета задержанных запись о нем появилась спустя почти 3 часа после задержания, однако, как впоследствии подтвердили свидетели, на самом деле это было сделано спустя 7 часов, причем за это время Цетиева сфотографировали и сняли отпечатки его пальцев. При этом о причинах задержания гражданину сообщено не было.

Цетиев был освобожден в 6:00 22 сентября 2014 г, а на следующий день рано утром он был вновь доставлен в отделение для опознания и допроса. Вечером того же дня следователь составил протокол задержания Цетиева по уголовному делу о хулиганстве, после чего он был допрошен в качестве подозреваемого в отсутствие защитника.

По мнению Правительства РФ, задержание всех заявителей было законным. В отзывах оно ссылалось на то, что задержание заявителей фактически было зарегистрировано. В частности, задержание Фортальнова 18 июля 2005 г. было зафиксировано в соответствующем документе от 19 июля.

Кроме того, факт его задержания косвенно зафиксирован распоряжением от 18 июля о проведении экспертизы наркотических веществ, обнаруженных при нем, а также в стенограмме его первого допроса. По мнению ведомства, Фортальнов не исчерпал внутренних средств правовой защиты.

В отношении Цетиева Правительство РФ полагалось на данные полицейского учета, содержащие запись от 21 сентября 2014 г.

, согласно которой в 23:20 полиция доставила в полицейский участок четырех человек, включая заявителя, «для проверки их причастности к совершенному преступлению». Согласно протоколу заявитель был освобожден 22 сентября 2014 г. в 02:00.

Также российское правительство ссылалось на то, что Цетиев подписал соответствующие документы о задержании без каких-либо комментариев.

Российские власти пояснили, что согласно законодательству после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права (п. 1 ст.

92 УПК РФ). Далее статья содержит требования, согласно которым в протоколе указываются время и дата составления, а также дата, время, место и основания задержания лица и другая соответствующая информация. Запись о задержании должна быть подписана подозреваемым и составителем.

Европейский Суд указал, что любое задержание полицией лица должно быть надлежаще оформлено. Необходимо зафиксировать, в частности, следующие детали: фактическое время и цели задержания. Лицо также должно иметь полное представление об объеме своих прав. В противном случае такое задержание является нарушением Европейской конвенции.

ЕСПЧ отметил неоднократные случаи, когда запись о задержании отсутствовала, что само по себе является серьезным нарушением ст. 5 Конвенции.

Неотражение в документах таких данных, как дата, время и место задержания, имя задержанного, причины его задержания и данные лица, осуществляющего задержание, должно рассматриваться как незаконное, считает Суд.

Также отсутствие какого-либо подтверждения или регистрации задержания лица в качестве подозреваемого может лишить его доступа к защите и всем другим правам подозреваемого, что существенно умаляет права таких граждан.

Европейский Суд также отметил, что, хотя протоколы о задержании в конечном итоге были составлены, время, отмеченное в них, противоречило фактическому времени задержания лиц. Таким образом, период времени между фактическим задержанием и составлением протокола о задержания заявителей не был зарегистрирован в какой-либо процедурной форме.

В связи с этим во всех случаях Суд признал нарушение гарантий ст. 5 Европейской конвенции и указал, что отсутствие надлежащего оформления лишения свободы само по себе служит достаточным основанием для признания нарушения данной статьи. Суд постановил выплатить заявителям в общей сложности 24,6 тыс. евро.

В комментарии «АГ» Оксана Преображенская, представлявшая интересы Хусейна Цетиева, отметила, что ценность решения ЕСПЧ заключается в однозначных выводах о том, что любое задержание полицией лица должно быть оформлено надлежащим образом, зафиксированы фактическое время и цели задержания, лицо должно иметь представление о полном объеме своих прав.

Как отметила эксперт, ст. 92 УПК РФ предусматривает оформление протокола задержания подозреваемого в течение 3 часов с момента доставления к следователю или дознавателю. «При этом законодатель не указывает, в течение какого времени фактически задержанный должен быть доставлен к следователю.

Можно признать, что в зависимости от обстоятельств задержания (места, времени и прочих) для доставления подозреваемого к следователю (дознавателю) требуется некоторое время, которое, однако, не должно превышать рамки разумного.

Отсутствие в указанной норме обязанности фиксировать фактическое время задержания (хотя такое требование в других нормах закона упоминается) приводит к спекуляциям со стороны следователей и полицейских», – указала она.

Также юрист отметила, что в рассматриваемом решении ЕСПЧ поднят вопрос о еще одном пробеле в российском законодательстве, а именно «отсутствии возможности получения компенсации морального вреда в связи с “непризнанным задержанием”»: «Суд подчеркнул, что российское законодательство не предусматривает ответственности государства за содержание под стражей, которое было не учтено или не признано в какой-либо процессуальной форме, что в целом составляет нарушение п. 5 ст. 5 Европейской конвенции».

Эксперт также добавила, что еще более бесправной выглядит ситуация с задержанием лиц и доставлением их в отдел полиции для так называемой процедуры установления личности и/или «проверки неких обстоятельств».

«В таких случаях граждане в принципе лишены каких бы то ни было процессуальных гарантий, поскольку подобное лишение свободы никак законодателем не регулируется.

Когда адвокаты пытаются обжаловать подобные задержания, то, как правило, в ответ они получают уведомление о том, что их доверители были задержаны в рамках так называемого административного задержания.

Однако никакие процессуальные документы, предусмотренные в делах об административных правонарушениях, при этом не оформлялись. Подобные ситуации, как представляется, являются типичным произволом со стороны полиции», – заключила Оксана Преображенская.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/espch-ogranichenie-svobody-dolzhno-byt-nadlezhashchim-obrazom-oformleno/

Ограничение свободы — комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Ограничение свободы – комментарии Федерального Судьи / Юрсервис бесплатных юридических консультаций
Энциклопедия МИП » Уголовные дела — комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП » Наказание » Ограничение свободы — комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Ограничение свободы – бесплатные ответы юристов онлайн

Ограничение свободы является одним из множества уголовных наказаний, существование которого призвано обеспечить принцип индивидуализации назначения наказания с учетом характера и степени тяжести содеянного, личности виновного и иных обстоятельств и не допустить дальнейшей криминализации личности.

Наказание в виде ограничения свободы

Наказание в виде ограничения свободы может быть назначено как основным, так и дополнительным наказанием. Суть ограничение свободы как наказания заключается в наложении на лицо приговором суда ряда ограничений, предусмотренных отечественным уголовным законодательством. К числу таких ограничений относятся ряд запретов, в частности:

  • на выход из жилья в определенные судом часы;
  • на посещение определенных мест, местоположение которых – территория соответствующей административно-территориальной единицы;
  • на выезд за пределы административно-территориальной единицы проживания;
  • на посещение мест проведения различного рода мероприятий, в первую очередь массового характера, а также на участие в данных мероприятиях;
  • на смену места жительства (пребывания), места работы (учебы) при отсутствии разрешения органа, который осуществляет исполнение (контроль и надзор) наказания осужденным.

При этом суд вправе установить индивидуально конкретные виды из вышеперечисленных запретов по своему усмотрению, за исключением ограничений связанных со сменой места проживания (пребывания) и выезда за пределы административно-территориальной единицы, установление которых является обязательным всем лицам, которым приговором назначается такое наказание как ограничение свободы.

Дополнительно осужденному предписывается в обязательном порядке посещать орган, осуществляющий исполнение приговора для регистрации ежемесячно в количестве 1-4 раза. Периодичность также оговаривается в приговоре.

Срок и порядок исполнения наказания в виде ограничения свободы

Исполнение наказания в виде ограничения свободы возложено на территориальные уголовно-исполнительные инспекции. Конкретная инспекция, которой подлежит поставить осужденного на учет, определяется местом жительства (пребывания) осужденного.

С момента постановки на учет сотрудники инспекции осуществляют надзор за осужденным и проводят индивидуальную работу воспитательного характера направленную на исправление личности и осознанного недопущения совершения последним новых преступлений.

К воспитательной работе вправе привлекаться представители общественности.

В ходе выполнения надзорных функций при исполнении наказания могут применяться тех.

средства, введение в действие которых призвано обеспечить неукоснительное исполнение наказания и соблюдение последними установленных ограничений перечислены правительственным постановлением от 31.03.

2010 N 198, которым утвержден перечень тех. средств надзора и контроля, используемых территориальными УИИ страны для обеспечения надзора за осужденными к наказанию в виде ограничения свободы».

Течение срока ограничения свободы как основного наказания начинается с момента постановки на учет в территориальной уголовно-исполнительной инспекции, где приговоренному поднадзорному лицу разъясняется правовой статус и последствия нарушения ограничений и запретов.

В случае содержания осужденного ходе предварительного следствия под стражей, указанная пресекательная мера подлежит зачету в итоговый общий срок наказания. Расчет осуществляется по формуле: день под стражей равняется 2 дням ограничения свободы. Такой зачет отражается судом в приговоре.

Дополнительное наказание – ограничение свободы, а также в случае замены лишения свободы на такой вид наказания, начинает свое течение в день освобождения из пенитенциарного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы.

Кроме того, если от исправительного учреждения до территориальной инспекции по месту жительства требуется какое-то время, то оно подлежит зачету в срок отбытия ограничения свободы из расчета 1 к 1.

Отсутствие по месту жительства без причин объективно признаваемых уважительными не может быть засчитано в срок отбывания наказания.

Ответственность за уклонение от ограничения свободы

Уклонение от отбывания ограничения свободы карается по уголовному закону, только если оно им же признается злостным.
Злостное уклонение имеет место, когда осужденный:

  • будучи предупрежден в официальном порядке о недопустимости нарушения ограничений, возложенных приговором суда, все же допустил нарушение либо их ряд порядка и условий отбывания назначенного наказания;
  • отказался от применения к нему для осуществления надзора тех.средств;
  • покинувший место жительств без ведома и разрешения инспекции и его место нахождения в 30-дневный срок не выяснено;
  • не прибыл на регистрацию или постановку на учет в инспекцию по территориальности.

Вместе с тем меры уголовного воздействия имеют свои различия.

Так, если лицо злостно уклоняется от основного наказания ограничения свободы, либо назначенного в качестве замены лишения свободы, по представлению инспекции суду такое наказание подлежит заменить на лишение свободы или принудительные работы. При этом два дня заменяемого наказания приравнивается к одному дню, как лишения свободы, так и принудительных работ.

Злостное уклонение от такого дополнительного наказания также предполагает преследование в рамках 314 статьи УК РФ.

Отличие ограничения свободы от лишения свободы

Отличительными особенностями анализируемых видов наказания заключается:

  • оба наказания согласно УК РФ выступают в качестве самостоятельных независимых мер уголовно правового воздействия на лиц, допустивших совершение уголовных деликтов;
  • оба наказания несмотря на то что и касаются свободы осужденного, однако степень той свободы в случае ее лишения в буквальном смысле сводится к минимуму, поскольку осужденный полностью изолирован от окружающего мира и общества заборами и территорией пенитенциарного учреждения, в которое он этапируется на весь назначенный судом срок. Ограничение же заключается в условной изоляции осужденного, которая ограничивается местом жительства за счет запретов в передвижении за его пределами, как по территориальному принципу, так и по временному и возложении доп.обязанностей.
  • изоляцию в рамках лишения свободы обеспечивают спец. учреждения пенитенциарной системы страны (тюрьмы, колонии, лечебные учреждения), в то время как ограничение свободы не требует помещение в какие-либо специально предусмотренные учреждения, а отбывается в домашних условиях под надзором территориальной УИИ.
  • Существование ограничения свободы в санкциях статей УК в отечественном уголовном праве сравнительно непродолжительно и стартует с 2010 года. Лишение свободы не один век применяется как уголовно-правовая мера воздействия, и для действующего российского кодекса не является новеллой.
  • Категория преступлений, по которым назначается лишение свободы – тяжкие и особо тяжкие, ограничение свободы предусмотрена за преступления, которые закон расценивает как менее тяжкие.
  • Заключение в рамках лишения свободы может достигать 20 лет, а если имеет место совокупность приговоров то и вовсе 30 лет, в то время как ограничение предусматривает срок, не превышающий 4 лет.
  • Ограничение свободы не всегда выступает основным видом наказания, а может быть и дополнительным к тому же лишению свободы, в то время как лишение свободы всегда основной вид наказания.

Условное ограничение свободы

Как такового понятия условное ограничение свободы в УК РФ не содержится. Оно само по себе рассматривается как условное, поскольку фактически лицо не изолируется.

Суть состоит просто в возложении на определенный срок на лицо обязанностей и ограничений, в случае добросовестного их выполнения иных мер воздействия в отношении осужденного применяться не будет.

При этом лицо не вырывается из общества, а продолжает находиться в нем, в семье, посещать работу (учебу) и т.д.

Источник: https://advokat-malov.ru/nakazanie/ogranichenie-svobody.html

Что думают юристы о законности режима самоизоляции

Ограничение свободы – комментарии Федерального Судьи / Юрсервис бесплатных юридических консультаций

Вот уже месяц россияне существуют в непривычном и непонятном для них режиме – режиме самоизоляции. С одной стороны, масштаб распространения коронавирусной инфекции во всем мире действительно пугает, и всем понятно, что с этим нужно что-то делать. С другой стороны, а имеют ли право власти так жестко ограничивать свободу передвижения граждан?

Сам термин «самоизоляция», который активно используют российские власти, подразумевает добровольность.

Если ты беспокоишься о своем здоровье и благополучии своих близких, то будь добр – не выходи из дома лишний раз, отмени все встречи и держи дистанцию от посторонних.

Но что делать, если выход из дома приравнивается к преступлению и наказывается крупным штрафом, а потерянный доход никто не компенсирует? Насколько правомерно в таком случае поступают власти?

Виталий Омельяновский: «Самоизоляция чревата обострением хронических заболеваний»

Многие регионы ввели ограничения, которые зачастую противоречат друг другу. С одной стороны, населению разъясняют, что выйти в магазин, аптеку, выгулять собаку или вынести мусор – всегда пожалуйста. С другой стороны, вводят цифровые пропуска, в которых даже на эти действия требуется разрешение.

Особенно отличилась Мурманская область, закупившая партию электронных браслетов – тех, что обычно надевают на преступников, отправляемых на домашний арест. Отличная возможность испытать на себе, насколько это суровое наказание.Свобода передвижения – конституционное право каждого гражданина РФ.

Однако эта же Конституция в статье 55 предусматривает ограничение этого права федеральным законом, но только в той мере, «в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

А статья 56 указывает, что это возможно в условиях чрезвычайного положения.

Загвоздка в том, что режим чрезвычайного положения подразумевает под собой обязательство государства брать на себя ответственность за причиненный ущерб.

А власть, словно легкомысленный родитель, уклоняющийся от алиментов, не хочет эту ответственность на себя брать.

https://www.youtube.com/watch?v=4e1rvlMpYFU

Оспариванием этих ограничений в настоящее время занимаются только политические активисты. Буквально накануне Мосгорсуд отклонил коллективный иск муниципальных депутатов на режим самоизоляции. Аналогичная претензия была направлена в Верховный суд республики Татарстан местным активистом Рушаном Кабировым.

Остальные юристы с интересом наблюдают за развитием этих делом, но мало верят в их успешность.

Как замечает управляющий партнер юридического бюро United Partners Андрей Андреев, статья 8 закона «О праве граждан на свободу передвижения» предусматривает ограничения этой свободы, в том числе «на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности».С 5 марта 2020 года на территории Москвы, а с 19 марта уже на территории всей России действует не режим самоизоляции, как это запомнило население, а режим повышенной готовности. Его введение предусматривает подпункт«м» п. 1 ст. 11 федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». А с 1 апреля в него ввели подпункт «у», который обязывает граждан соблюдать установленные правила поведения.

Как самоизоляция людей повлияла на животных

Поэтому если до 1 апреля на оспаривание законности ограничений были шансы, то теперь их практически нет. «Таким образом, некоторые ограничения на передвижение граждан и введение электронных пропусков полностью законны», – подытоживает Андреев.

«Но при этом выходить из дома все-таки можно, – соглашается председатель Центра правовой помощи «Дело жизни», член научно-консультативного совета Следственного комитета России Иван Соловьев. – С определенными целями: продукты, лекарства, салон связи, поликлиника, банк. Для этих и более дальних выходов и поездок предусмотрено использование пропуска».

Штрафы повышенной готовности

Одновременно с 1 апреля власти дополнили Кодекс об административных нарушениях (КоАП) статьей ст. 20.6.1, которая предусматривает штрафы за нарушение этого самого режима повышенной готовности. Людям, у которых подозревается заболевание, стоит помнить и о существовании статьи 6.3 КоАП – нарушении законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия.

«Конечно, в настоящее время единая практика применения этих статей еще не выработана, поэтому есть риск злоупотреблений со стороны правоохранительных органов, – отмечает управляющий партнер юридической фирмы Tax Complianc Михаил Бегунов. – При этом надо различать карантин и режим самоизоляции. Так, есть мнение, что статья 6.3 КоАП предназначена только для нарушителей карантина, предписанного Роспотребнадзором, а статья 20.6.1 КоАП применяется в случае нарушения правил поведения при самоизоляции».

Шансов обжаловать такой штраф не так уж и много, считает управляющий партнер юридической группы Novator Вячеслав Косаков. Этих нововведений достаточно, чтобы штрафовать как население, так и бизнес.

«Однако указанные нормы работают в совокупности с постановлениями глав субъектов РФ, они определяют перечень организаций и заведений, которые не могут осуществлять свою деятельность в период соблюдения ограничительных мер», – говорит он.

Как «умные» камеры Москвы вычисляют нарушителей режима самоизоляции

Но есть возможность оспорить штрафы по формальным признакам.

«Для судов, правоприменителей и граждан сегодня есть четкий правовой ориентир – подписанный 21 апреля 2020 года «Обзор Верховного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) 1», – рассказывает Иван Соловьев. – Из обзора следует, что основанием для наложения штрафа за нарушение режима самоизоляции является протокол, составленный уполномоченным на то сотрудником полиции, усиленный постановлением суда о назначении штрафа. Таким образом, автоматически штрафовать по камерам, по данным сотовых операторов, по данным банков о совершенных с помощью кредитных карт платежах и так далее недопустимо».

Дело в том, что машиной, телефоном и картой может пользоваться родственник или знакомый. Поэтому, по мнению юриста, автоматический режим привлечения к ответственности в данном случае недопустим. Другой принципиальный вопрос – региональные КоАПы не могу предусматривать ответственность за нарушения, которые имеются в федеральном.

«Кроме того, судьям настоятельно рекомендовано при назначении наказания учитывать то, что оно должно отвечать требованиям пропорциональности, справедливости и соразмерности, индивидуализации административной ответственности, а также соответствовать целям предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами, – говорит Соловьев – В принципе, это можно расценить как сигнал не лютовать с гражданами и учитывать все обстоятельства, которые привели к совершению правонарушения».

И если гражданин все же привлечен к административной ответственности, то обжалование надо начинать с процессуальных вопросов. Например, имел ли право сотрудник полиции привлечь гражданина к административной ответственности по региональному кодексу.

«Все дело в том, что любой полицейский, проходящий службу в московском, саратовском или ином главке МВД, является сотрудником федерального министерства, и поэтому привлечь гражданина к административной ответственности может только по федеральным же законам и кодексам, – отмечает юрист. – Но, например, в Москве заключено соглашение между МВД России и мэрией Москвы, к тому же утвержденное главой правительства. Оно и дает полицейским законное основание для привлечения граждан, находящихся на территории Москвы к административной ответственности по статьям КоАП Москвы. Не уверен, что подобные процедуры соблюдены в остальных регионах страны, поэтому такой факт надо проверить в первую очередь».

Обжаловать постановление по делу об административном нарушении необходимо письменно. Жалоба подается вышестоящему лицу или вышестоящий орган, если постановление было вынесено и утверждено должностным лицом, в суд района, в котором находится коллегиальный орган – если постановление было установлено коллегиальным органом, в суд вышестоящей инстанции – если решение было принято судьей.

В жалобе необходимо четко указать все причины и обстоятельства, в связи с которыми вы считаете наказание неправильным. И лучше подкрепить слова дополнительными аргументами – выпиской из истории болезни, рецептом с расписанной формой приема препарата, показаниями свидетелей и т.д.

«Но в любом случае гораздо безопаснее сегодня из дома без крайней нужды не выходить, – предупреждает Соловьев. – Но раз уж случился какой-то форс-мажор, то не стесняясь настаивать на том, что вы были вынуждены нарушить режим самоизоляции. И если должностное лицо не услышит вас, то, скорее всего, это сделает суд».

Источник: https://news.rambler.ru/other/44118198-chto-dumayut-yuristy-o-zakonnosti-rezhima-samoizolyatsii/

Угроза убийством. ст. 119 ук рф в 2020 году: наказание, что грозит? — Статья УК РФ

Ограничение свободы – комментарии Федерального Судьи / Юрсервис бесплатных юридических консультаций

Любую угрозу со стороны другого человека можно рассматривать как психологическое насилие. И такое давление никогда не проходит бесследно, даже для взрослого. Самое страшное, что можно сделать, – это угрожать убийством. За такие действия законодательно предусмотрена ответственность, и ст. 119 УК РФ (с ми) подробно рассматривает все моменты подобного преступления.

Понятие

Угроза убийством или причинение тяжелого вреда здоровью являются действиями преступными и, согласно уголовному кодексу, наказуемыми. Учитывая положения ст. 119 УК РФ в новой редакции, уголовная ответственность в данном случае устанавливается за применение психологического насилия в виде угрозы убийством, если есть основания опасаться подобной угрозы.

Особенности статьи

Если у сторон нет оснований для примирения, суд должен установить наличие состава преступления и его признаки. При рассмотрении дела должны быть установлены следующие признаки:

  1. Реальность угрозы. Один из важных критериев определения квалификации преступления. Здесь есть важный момент – нужно, чтобы потерпевший воспринимал запугивание как реальную угрозу. Разбор ситуации — где и как были высказаны угрозы — сможет помочь в осознании того, понимал ли потерпевший всю ее серьезность. Реальность намерений может быть выражена в следующем: использование оружия или других предметов, с помощью которых можно совершить преступление (кастет, шокер, любой тяжелый бытовой предмет). Чтобы нести ответственность за свои поступки, необязательно применять перечисленные предметы, достаточно просто их продемонстрировать и одновременно с этим угрожать.
  2. Мнение потерпевшей стороны. Для того чтобы квалифицировать действия преступника по ст. 119 УК РФ, необязательно, чтобы последний воплотил свои угрозы в жизнь. Достаточно, чтобы потерпевший поверил в возможность их осуществления. Потенциальный преступник должен понимать, что обстановка может восприниматься как опасная.
  3. Телесные повреждения. Наряду со словесными угрозами, преступник может применить физическое воздействие и нанести телесные повреждения. В некоторых случаях это делается для того, чтобы донести до второй стороны реальность намерений. В остальных случаях телесные повреждения являются следствием действий преступника. Физические увечья, наряду с рассматриваемой ст. 119 УК РФ «Угроза убийством», могут квалифицироваться и по ст. 116 УК РФ «Побои».

Наказуемые угрозы

Не все высказывания в сторону другого человека о возможном причинении вреда здоровью следует рассматривать с точки зрения уголовных деяний.

Исходя из положений указанной статьи, названной ответственности подвергаются только те высказывания, где покушающийся явно угрожает убийством или причинением тяжелого вреда здоровью.

Поэтому каждая подобная ситуация должна быть рассмотрена и проанализирована с точки зрения содержания угроз и сопоставлена с основными условиями выявления уровня тяжести вреда, используемыми медэкспертами.

К вреду, опасному для жизни можно отнести:

  • утрату органа или его функциональности;
  • утрату возможности двигаться и обслуживать себя;
  • серьезные повреждения черепа;
  • обезображивание лица;
  • ранения в жизненно важные органы и т. п.

Получается, что высказывания должны нести в себе такую угрозу, которая может привести к увечьям или смерти.

Чем угроза отличается от покушения на убийство

Важно уметь разграничивать статьи за угрозу убийством (ст. 119 УК РФ) и запугивание с покушением. Иногда между данными понятиями очень тонкая грань. Рассмотрим пример: два соседа по дачным участкам не поделили прилегающую территорию. Один из них взял ружье и нацелил на второго, произнеся при этом угрожающие слова.

Естественно, тот, на кого наставлено ружье, воспринимает угрозу всерьез. Но какая статья будет применяться к соседу, взявшему ружье? Если ничто не мешало ему выстрелить, но он этого не сделал, то здесь применима практика ст. 119 УК РФ.

Если же соседу кто-то помешал выстрелить, то в данном случае применима статья за покушение на убийство.

Если есть опасения, что высказанные угрозы могут перерасти в действия, лучше написать заявление в полицию, изложив причины, по которым словесные угрозы могут воплотиться в реальность.

Заявление

В заявлении, на основании ст. 119 УК РФ, следует указать следующие данные:

  1. Реквизиты уполномоченного органа.
  2. Реквизиты потерпевшего, с фактическим адресом проживания и контактами.
  3. Суть обращения: в нем должно быть четко и понятно сформулировано, на каком основании, когда и где произошло происшествие. Что именно говорил потенциальный преступник и чем угрожал.
  4. Можно указать возможных свидетелей, которые окажут посильную помощь в расследовании.

Подающий заявление должен быть предупрежден, что за ложные показания он будет наказан по статье 306 УК РФ.

После рассмотрения заявления, если у правоохранительных органов нет дополнительных вопросов по составу преступления, в течение 10 дней возбуждается дело и по нему производят дознание.

Запугивание

Само по себе запугивание не является преступлением большой тяжести, и по нему УК не предусматривает отдельных статей. Но если запугивание подкреплено физическим воздействием, то такие ситуации будут рассматриваться с точки зрения тяжести нанесенных повреждений:

  • Если угрозы об избиении действительно переходят к нанесению телесных повреждений, то специальной квалификации по ст. 119 УК РФ с ми не потребуется, потому что нападающий реализовал свои угрозы. В связи с этим ответственность наступает за избиение.
  • Если нападающий производит открытое хищение, высказывая при этом угрозы применить насилие, это уже является пунктом соответствующей статьи, который увеличивает срок наказания.
  • Если нападающий угрожает оружием, то этот факт увеличивает срок наказания до 12 лет.
  • Если преступник вымогает деньги и угрожает оружием, наказание в данном случае может достигать 15 лет (при наличии иных дополнительных признаков).

Наказание

Согласно ст. 119 ч. 1 УК РФ, угроза убийством или причинение вреда, а также, если есть основания осуществления угрозы, применяется следующее наказание:

  1. Исправительные работы — до 480 час.
  2. Ограничение свободы сроком до 24 мес.
  3. Принудительные работы — до 24 мес.
  4. Арест — до полугода.
  5. Лишение свободы — до двух лет.

Если угроза убийством (ст. 119 УК РФ) совершается исходя из политических, идеологических или расовых предрассудков, то в отношении таких поступков предусмотрены:

  • принудительные работы до 5 лет и лишение возможности заниматься определенной деятельностью или занимать указанные должности до 3 лет;
  • лишение свободы до 5 лет и лишение возможности заниматься определенной деятельностью или занимать указанные должности до 3 лет.

Интернет-угрозы

Интернет давно стал помощником для общения. Но, к сожалению, в Сети все больше стало появляться преступников. И их действия нередко попадают под ст. 119 УК РФ.

Именно поэтому правоохранительные органы советуют меньше выкладывать свои личные фотографии и не отправлять их малознакомым людям.

Что касается соцсетей, то лучше, если профиль будет закрытым, а в друзья пользователю следует добавлять только проверенных людей.

Не стоит общаться с неизвестными людьми на малоприятные темы или о том, что лучше всего сказать лично (чтобы избежать утечки информации). Но даже соблюдая установленные правила, можно попасть под шантаж или запугивание через Сеть.

И законодательство не делает исключения для такого типа психического насилия. Чтобы подать жалобу в полицию, потерпевшей стороне необходимо соблюдать требования о реальности восприятия угроз. Доказать в этом случае вину преступника, если это угроза убийством (ст.

119 УК РФ), можно, но намного сложнее, нежели если все происходило бы вживую.

Если по какой-то причине от стороннего лица поступают угрозы, их нужно фиксировать и такие электронные сообщения или письма не удалять. Они могут послужить доказательством при расследовании дела.

Полиция может не принять к сведению такие обращения, но не стоит терять надежду.

Собрав нужное количество доказательств реальности угроз, необходимо требовать привлечения преступника к ответственности и назначения ему заслуженного наказания.

Источник:

Последствия за угрозу убийства по статье 119 УК РФ

Уголовное правонарушение в цепочке противоправных действий гражданина считается наиболее опасным, как в плане объекта посягательства, так и для самого субъекта в целом.

Если раньше виновника могли привлечь только за фактические действия против человека, то сейчас мера наказания значительно расширена: в частности, теперь к ответственности могут привлечь не только за совершенные действия, но и за попытки психического давления, выраженные в форме угроз и шантажа.

Статья 119 УК РФ призвана наказать всех граждан, которые пытались под предлогом запугивания или убийства требовать от своих жертв совершения каких-либо действий.

Состав преступления

Каждое преступление считается противоправным только в том случае, если имеется весь комплекс элементов состава преступления.

Основная проблема в квалификации угрозы убийством или причинению тяжкого вреда здоровью заключается в сложности сбора доказательственной базы. Многие юристы отмечают, что сама диспозиция ст. 119 УК РФ вводит в некое заблуждение.

В ней сказано, что нарушением являются только угрозы, в которых жертва якобы имела основания считать эти запугивания, как реальные события.

То есть в этом случае в качестве объективной стороны должны выступать именно действия, которые на самом деле могли в какой-то степени угрожать жизни и здоровью человека.

Поэтому органы правосудия, для привлечения виновного по статье 119 Уголовного Кодекса РФ, обязаны найти достаточные основания, свидетельствующие о том, что человек действительно планировал убить или нанести вред потерпевшему.

Внимание! Квалифицировать могут и те действия, которые совершил преступник в целях запугивания. В этом случае значения не имеет, пытался субъект действительно убить свою жертву или нет.

В его действиях уже присутствует объективная сторона – попытка повлиять на психическое состояние человека путем применения методов запугивания.

На принятие конкретного наказания по ст. 119 УК влияет степень тяжести угрозы. Точнее сказать то состояние, до которого преступник довел свою жертву.

Сама угроза может выражаться в нескольких формах, каждая из которых по-своему дестабилизирует психическое состояние человека.

  1. Словесная форма. Считается наиболее популярным методом воздействия на человека. Для квалификации угрозы, выраженной в словесной форме, необходимо, чтобы преступник четко озвучил все свои мотивы определенным набором слов. Словесную угрозу можно передать через телефон или путем создания какого-то видеоролика. Здесь очень важен момент восприятия этих угроз. Наказать могут только в том случае, если другая сторона приняла за реальность все слова.
  2. Угроза с помощью оружия. В качестве орудия могут использовать пистолет, нож или иной предмет, вызывающий опасения у человека. Видя, как злоумышленник пристает с ножом или достает пистолет, гражданин невольно теряется, испытывает сильное чувство страха и, наконец, соглашается на любые действия со стороны преступника. Действия могут быть расценены, как угроза, даже в том случае, если преступник, в качестве орудия, использовал иной предмет, который испуганный человек воспринял, как угрозу.
  3. С использованием телефона. В целях сокрытия совершенного деяния преступники активно используют телефон, как средство запугивания. Как показывает статистика, больше всего к подобным угрозам восприимчивы люди преклонного возраста. Несмотря на то, что преступник может сразу скрыться после звонка, сотрудникам правоохранительных органов бывает легче находить нарушителей, которые угрожали по тел.
  4. Через интернет. Всемирная паутина является довольно удобной площадкой для запугивания людей. Объективная сторона обычно выражается отправкой различных SMS-сообщений через социальные сети. В отличие от словесной формы или угроз по тел., виртуальное запугивание характеризуется меньшим ущербом в плане восприятия. Именно поэтому правоохранительные органы не особо берутся за такие дела, зная, что в сети можно заблокировать пользователя или закрыть свою станицу.

  Что нужно знать о мошенничестве в особо крупных размерах

Объект и объективная сторона преступления

Специфика преступления, предусмотренная ст. 119 УК, заключается в том, что ее конечный результат проявляется не в совершенном убийстве или нанесении вреда здоровью, а лишь в попытке это сделать. Соответственно, значение имеет каждый элемент состава преступления.

Для того чтобы понять, в чем отражается объект и объективная сторона угрозы убийства, достаточно прочитать диспозицию статьи 119 УК РФ.

Источник: https://cpd-pskov.ru/kleveta/ugroza-ubijstvom-st-119-uk-rf-v-2020-godu-nakazanie-chto-grozit.html

«Административный произвол». Юристы прокомментировали введение в Москве пропускного режима

Ограничение свободы – комментарии Федерального Судьи / Юрсервис бесплатных юридических консультаций

Передвижение по пропускам без объявления ЧП противоречит Конституции и федеральным законам, указывают юристы. Но оспорить штрафы в суде не удастся

Пропускной режим без ЧС

Действующий в Москве указ мэра Сергея Собянина о введении режима «повышенной готовности» и вводимый с 15 апреля режим электронных пропусков ущемляет граждан в праве на свободу передвижения, гарантируемом Конституцией, настаивают опрошенные «Открытыми медиа» юристы, новые правила противоречат двум федеральным законам, предусматривающим локальные запреты в чрезвычайных обстоятельствах.

Как отмечает эксперт по конституционному праву Илья Шаблинский, при введении указов о «повышенной готовности» региональные власти, в том числе мэрия Москвы, отсылают к федеральному закону «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Однако этот закон предусматривает лишь ограничение доступа к «эпицентру» катастрофы, но не предполагает ограничения неопределенного круга лиц на свободу передвижения.

Ограничить конституционные права и свободы позволяет другой федеральный закон — о режиме чрезвычайного положения, указывает Шаблинский, но для этого нужен соответствующий указ президента, который, в свою очередь, должен одобрить Совет Федерации.

Набор инструментов, имеющийся в законе «О защите населения…», ограничен мерами вроде сбора информации, спасательными процедурами, оказанием помощи и ограничения доступа к эпицентру, подчёркивает юрист адвокатской группы «Агора» Леонид Соловьёв, а это подразумевает «очаг, который можно легализовать».

Однако в случае эпидемии эта процедура остаётся неясна. «То, что сейчас происходит — это не ограничение доступа к эпицентру, это ограничение свободы передвижения», уверен Шаблинский. По его словам, данный закон предусматривает издание региональных указов, применяющих ограничительные меры, если они не затрагивают конституционные права и свободы граждан.

О несоответствии запретительных мер полномочиям мэра ещё до анонсированного им пропускного режима говорил и председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас. «В соответствии со ст.

 55 Конституции ограничения прав и свобод граждан возможны только в силу федерального закона и в конституционно значимых целях.

А значит, введение таких ограничений — исключительная компетенция Федерального собрания и президента», — заявлял сенатор.

«В условиях карантина возможно всякое, но для таких ограничений нужно вводить чрезвычайное положение, тогда эти нормы были бы законны и установлены должным образом, — отмечает профессор ВШЭ, эксперт по конституционному праву Елена Лукьянова. — Это не только обосновывает введённые меры, но и позволяет определить экономические последствия и действия государства».

Уход от введения режима ЧП может быть связан с желанием власти избежать финансовых обязательств, предполагает Лукьянова: «сколько и кому предоставлять субсидий, освобождать от выплат, оказывать помощь и так далее».

Можно ли оспорить штрафы

Привлечение к административной ответственности за несоблюдение пропускного режима в разговоре с «Открытыми медиа» назвал необоснованным и близкий к власти адвокат, глава общественного совета при МВД России Анатолий Кучерена: «Все запреты должны соответствовать Конституции РФ. Понятно, что это делается во благо, чтобы уберечь людей, но с другой стороны — это просто нужно привести в соответствие с законом, чтобы потом не было никаких вопросов».

По его словам, любой вынесенный штраф на сегодняшний день может быть обжалован «вплоть до Верховного суда», и для того чтобы действовать в рамках закона, сотрудники правоохранительных органов должны ориентироваться на федеральное законодательство, которое бы не шло вразрез с конституционными нормами. Из-за этого, полагает адвокат, полицейские скорее будут работать «на профилактику», а не на вынесение штрафов — в противном случае суды будут «завалены жалобами».

Но Соловьёв из «Агоры» сомневается в перспективах таких жалоб: при соответствии городскому закону формально все протоколы будут составляться правильно.

Рассчитывать на успешное обжалование протокола москвичи смогут только в случае, если Мосгорсуд или Верховный суд признают незаконным сам указ Собянина, обязывающий к самоизоляции, указывает юрист.

«Ну завалят жалобами, они могут точно также по шаблону все эти жалобы отметать, бумажной работы только прибавится — вот и все», — заключает Соловьёв.

Не считает реалистичными шансы оспорить штраф, вынесенный в соответствии с федеральным законом, и профессор кафедры судебной власти и организации правосудия ВШЭ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин: с такой жалобой нужно идти в Конституционный суд, который может долго не приступать к рассмотрению или объявить жалобу неприемлемой решением секретариата. В случае же, если на гражданина составят протокол в соответствии с городским кодексом, распоряжения местной власти можно обжаловать в суде общей юрисдикции, однако такое решение, вероятно, будет в пользу администрации, полагает Пашин.

По его словам, судьи, руководствуясь поправками в федеральный КоАП, смогут применять те или иные законы по аналогии с законом о чрезвычайном положении, если будут ссылаться на угрозу возникновения чрезвычайных ситуаций: «По сути, законодатель создал какой-то особый своеобразный режим, который не подпадает ни туда и ни сюда, так что суды, скорее всего, будут апеллировать не к Конституции и предлагать жаловаться в КС, а к федеральному закону».

«В федеральном законе введён своеобразный режим — ну и, значит, мы следуем федеральному закону, мы же подчиняемся по Конституции федеральным законам, — объясняет такую логику Пашин.

— Если при введении чрезвычайного положения суд смотрел бы на нарушение режима ЧП, то теперь сможет руководствоваться „угрозой“ наступления таких последствий. А кто определяет, что есть такая угроза? А начальство определяет.

Ну вот, административный произвол, по сути».

Лукьянова считает, что нынешний правовой произвол будет иметь долгосрочные последствия. «Когда так обращаются с правом, последствия тоже могут носить неправовой характер — не будут соблюдать закон и граждане», — резюмирует эксперт.

Источник: https://openmedia.io/news/n3/administrativnyj-proizvol-yuristy-prokommentirovali-vvedenie-v-moskve-propusknogo-rezhima/

Pravo-consut
Добавить комментарий