Параллельный импорт: проблемы и перспективы

Параллельный импорт: pro et contra

Параллельный импорт: проблемы и перспективы

Несколько лет в России идет острая дискуссия — легализовывать ли параллельный («серый») импорт — ввоз товара в страну без разрешения правообладателя. Экономисты отмечают, что более плодотворна межбрендовая конуренция, а не состязание между поставщиками одного и того же товара

В отличие от производства и распространения поддельных товаров, которые однозначно с точки зрения права признаются неправомочными действиями, в отношении параллельного импорта по-прежнему сохраняется принципиальная неопределенность.

Правообладатели регулярно подают в суды на тех, кто ввозит товары без авторизации, однако правоприменительная практика в стране противоречива. В отличие от ввоза прямых подделок, здесь суды имеют дело с подлинными товарами, и вопрос сводится к трактовке права на использование товарного знака.

Как показывает анализ, судебные решения по сходным делам могут быть прямо противоположными.

В 2011 году спор поднялся на правительственный уровень: Федеральная антимонопольная служба (ФАС) выступила в поддержку независимых импортеров, предложив изменить существующий территориальный принцип исчерпания прав на товарный знак на международный. Подобное решение (если оно будет принято) фактически приведет к легализации параллельного импорта.

В качестве обоснования упоминался международный опыт, делались ссылки на опыт США и Японии. Положительными последствиями назывался выигрыш потребителя за счет снижения цен. Однако начавшийся процесс межведомственного согласования показал, что большинство ведомств выступает с других позиций.

Минобрнауки считает, что различие цен экономически обоснованно, ибо включает затраты правообладателя на создание инфраструктуры, рекламу, создание предприятий по производству товаров на территории Российской Федерации. Эти действия являются источником инвестиций, создают рабочие места.

Федеральная таможенная служба (ФТС) указала, что более низкие цены параллельного импорта часто вызваны закупками товара с истекающим сроком годности, снижением качества из-за ненадлежащих условий хранения, реализацией бракованных партий, отсутствия издержек на рекламу, снижением затрат на клинические испытания, сертификацию.

К тому же, это может снизить спрос на недорогие отечественные товары. Кроме того, таможенники опасаются, что под флагом параллельного импорта станет легче ввозить в страну подделки.

26 января 2011 г. в Московской школе управления «Сколково» прошел большой Круглый стол, организованный ФАС России и фондом «Сколково». Он был организован по поручению первого заместителя Председателя Правительства И.И. Шувалова для лучшего прояснения позиций сторон.

На заседании было представлено новое большое исследование Лаборатории экономико-социологических исследований (ЛЭСИ) НИУ ВШЭ, которое является первым и пока единственным исследованием, делающим попытку не только обобщить существующую международную и российскую практику правоприменения, но и оценить возможные социально-экономические последствия предлагаемой легализации параллельного импорта. Был проведен ценовой мониторинг, позволяющий сравнить уровни цен на товары разного происхождения на рынках парфюмерии и косметики, потребительской электроники, автозапчастей и расходных материалов, спортивной одежды и обуви. Исследование выполнено по заказу двух ведущих деловых ассоциаций – Ассоциации торговых компаний и производителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) и Содружества производителей фирменных торговых марок (РусБренд).

Отмечено, что легализация параллельного импорта может привести к некоторому усилению внутрибрендовой конкуренции официальных и независимых импортеров, сопряженной с побочными эффектами в виде относительного сокращения вложений в инновации и продвижение новых продуктов.

При этом осуществление исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности не ограничивает более эффективный вид конкуренции – между товарными брендами.

Кроме того, нельзя повышать уровень конкуренции за счет улучшения условий для недобросовестной конкуренции, которая в России весьма распространена.

Ключевым вопросом является вопрос о ценовых различиях между авторизованной и неавторизованной продукцией.

Считается, что цены на авторизованный товар необоснованно завышены, и легализация параллельного импорта будет способствовать их существенному снижению.

По результатам проведенного ценового мониторинга было установлено, что все обследованные рынки устойчиво различаются по цене на один и тот же товар.

Различия в уровне цен между авторизованной продукцией и параллельным импортом сильно колеблются.

Они незначительны на рынке бытовой электроники, ограничиваясь 5-10%, и более значительны на рынке парфюмерных и косметических изделий, где эта разница составляет 15-30%.

Она может возрастать в среднем до 60-80% и более, но уже в случае с продукцией сомнительного происхождения (предположительно подделками).

Как правило, уровень цен на параллельный импорт ниже, чем на авторизованный товар, а уровень цен на подделки еще ниже, чем цены на параллельный импорт. Но товар, имеющий сомнительное происхождение, может не отличаться от цены авторизованного товара или даже превосходить ее (спортивная одежда и обувь).

При оценке потенциального воздействия параллельного импорта на макроэкономическую ситуацию следует принимать во внимание то, что объемы параллельного импорта невелики. По большинству обследованных товарных категорий они находятся в пределах 5-10%.

С учетом того, что доля товарных знаков, зарегистрированных в Таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС), в общем числе активно действующих товарных знаков не превышает 10%, проблема легализации параллельного импорта напрямую касается относительно небольшого объема импортируемой продукции. Принимая во внимание объем параллельного импорта и устойчивую сегментации. цен, изменение принципа исчерпания прав с территориального на международный вопреки убеждению ФАС не приведет к сколь либо значительному снижению розничных цен.

А вот риски для конечного потребителя серьезно возрастут, ибо под прикрытием оригинальной продукции в ряде рыночных сегментов осуществляется относительно массовый ввоз подделок и фальсификата.

Да и параллельный импорт, не предназначенный для ввоза в страну, может быть не кондиционным. В качестве примера можно вспомнить, как в первой половине 90-х в Россию «диким образом» завозились из Японии партии телевизоров Сони.

Предназначенные для японского рынка, они не могли принимать здесь самый популярный, Первый телеканал.

Исследование также отмечает, что параллельный импорт позволяет по сути паразитировать «серым» поставщикам на усилиях официальных дилеров по рекламе товара и инфраструктуры его обслуживания.

Авторам доклада представляется ошибочным утверждение, что параллельный импорт поможет модернизации российской промышленности.

Легализация параллельного импорта произведет не усиление, а ослабление позиций отечественных производителей, работающих преимущественно в экономичных ценовых сегментах, снижая спрос на недорогие отечественные товары.

В качестве примера можно привести известные советские торговые марки, которые сегодня зарегистрированы на разных правообладателей в разных странах СНГ.

Разрешение беспрепятственного ввоза таких товаров на территорию России способно привести к негативным последствиям для отечественных производителей таких торговых марок. В целом подход к обеспечению модернизации производства за счет снижения уровня защиты объектов интеллектуальной собственности следует признать как минимум не удачным, отмечается в докладе ЛЭСИ.

Было подтверждено также, что европейская позиция по отношению к параллельному импорту — отрицательна. Оценка возможных макроэкономических последствий легализации параллельного импорта действительно проводилась по заказу Комиссии Европейского союза в 1999 г.

Национальным экономическим исследовательским институтом (NERA). По совокупности сделанных выводов, Еврокомиссия отдала приоритет территориальному (региональному) принципу исчерпания прав, т.е.

поддержала существование официальных представителей правообладателей, а не практику параллельного импорта.

В исследовании НИУ ВШЭ было сделано общее заключение об экономической нецелесообразности изменения территориального принципа исчерпания прав на товарные знаки. Позитивные макроэкономические эффекты от легализации параллельного импорта будут ограничены и иметь краткосрочный характер.

В то же время среднесрочные эффекты для прямых иностранных инвестиций, локализации производства и развития отечественных производств будут негативными.

В краткосрочной же перспективе возникают дополнительные риски для конечных потребителей, связанных со всплесками контрафакта, возможным снижением качества продукции и ухудшение послепродажного обслуживания, а также риски относительного усложнения сбора таможенных и налоговых платежей для государства. С учетом ухудшения международного имиджа России в сфере экономических отношений, негативные эффекты в целом следует считать более ощутимыми.

28 декабря, 2011 г.

на IQ.HSE

Источник: https://iq.hse.ru/news/177672254.html

Параллельный импорт: проблемы и перспективы

Параллельный импорт: проблемы и перспективы
Время чтения материала: 4 мин.

В начале отметим, что под параллельным импортом понимается ввоз на территорию страны оригинальных товаров, у которых имеется маркировка – товарный знак с разрешением правообладателя данного товарного знака на их ввоз, лицами, не имеющими документированного согласия от правообладателя на их ввоз.

Такое перемещение товаров происходит с помощью использования альтернативных, «параллельных» каналов, а не через работу с аккредитованным дистрибьютором. И чаще всего случается так, что правообладатель даже не в курсе существования этих альтернативных каналов.

«параллельный импорт: проблемы и перспективы.»

В России в соответствии с законодательством (п. 4 ст. 1252, ст. 1487, п. 1-2 и п. 4 ст.

1515 ГК РФ) исключительные права на товарный знак могут быть признаны исчерпанными лишь тогда, когда товар введен в оборот внутри государства, и импорт в РФ товаров, которые уже не раз перепродавались за рубежом, позволителен только при наличии разрешения от владельца товарного знака. Дистрибьюторов обязали согласовывать с правообладателями импорт, хранение и введение в оборот продукции в формате соглашений (об уступке права либо о выдаче лицензии).

Сегодня иностранные фирмы имеют право санкционировать импорт в РФ лишь устарелых, давно лежащих на складе образцов продукции или продукции с ограниченной комплектацией.

То есть, в РФ возможен ввоз продукции с более низкими потребительскими свойствами (сравнительно с подобными моделями, ввозимыми в остальные страны) и при назначении более высокой стоимости продажи (если сравнивать с обычной ценой).

И это является веским аргументом со стороны сторонников легализации параллельного импорта.

За легализацию параллельного импорта уже долгое время выступает Федеральная антимонопольная служба РФ

Например, Андрей Цыганов, замглавы ФАС России, выступая на заседании Клуба здравоохранения в Посольстве Франции 21 февраля 2018 года, заявил: «Наша задача – убедить коллег в правительстве и в бизнесе, что параллельный импорт полезен.

Мы имеем на руках свежее постановление Конституционного суда РФ, анализ которого показывает, что суд в целом положительно относится к идее внедрения параллельного импорта, напрямую связывая ее с минимизацией дискриминации и возможных ограничений конкуренции на товарных рынках».

Постановление КС РФ, упомянутое господином Цыгановым, опубликованное на официальном сайте КС РФ 13 февраля 2018 года, фактически узаконивает параллельный импорт. То есть, согласно ГК РФ товар является контрафактным, если на нем незаконно размещен товарный знак.

Однако, постановление разрешает полностью или частично освобождать от ответственности импортеров оригинальных товаров в Россию, не уполномоченных правообладателем товарного знака. КС постановил, что правообладатель может недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз на внутренний рынок России конкретных товаров или умышленно завышать цены.

Особую опасность, как отмечает КС, такие действия могут приобретать в связи с применением каким-либо государством санкций против России.

Необходима ли легализация параллельного импорта в России?

Споры между сторонниками и противниками ведутся до сих пор, и дискуссия по этому вопросу уже вышла с национального на международный уровень. Так как решено, что в рамках ЕАЭС легализация данной меры возможна лишь при согласовании со всеми членами Союза, то процесс еще долго не сдвинется с мертвой точки.

Дело в том, что еще в 2015 году Беларусь, ссылаясь на негативные экономические последствия, выступала категорически против и вместо этого предложила расширить полномочия антимонопольных органов для борьбы со злоупотреблениями импортеров.

При этом ЕЭК планирует ввести параллельный импорт и международный принцип исчерпания прав на продукцию для всех видов товаров к 2020 году.

Плюсы легализации параллельного импорта в России

Среди плюсов узаконивания параллельного импорта можно выделить следующие: уменьшение случаев ущемления прав отечественных потребителей со стороны зарубежных правообладателей (касается цен, качества и ассортимента продукции); создание и рост конкурентных условий на рынке между официальными представителями правообладателя и независимыми импортерами, что, в свою очередь, позволит расширить ассортимент товаров известных брендов (и, соответственно, станет причиной снижения цен) для покупателя.

Против параллельного импорта в России выступают представители бизнеса, прежде всего иностранного

Так, Ассоциация европейского бизнеса сообщила, что обеспокоена последними инициативами, направленными на его легализацию. От этого, по ее мнению, пострадают все — инвесторы, потребители и государство, так как снизится инвестиционная привлекательность России, что приведет к росту контрафактной продукции.

Кроме того, параллельный импорт не позволит производителю (официальному уполномоченному представителю) контролировать и нести ответственность за товары, которые покупаются отечественными организациями у параллельных импортеров.

Например, будет довольно проблематично гарантировать соответствие определенным характеристикам импортных медицинских изделий, которые зарегистрированы в Российской Федерации в соответствии с требованиями отечественного законодательства.

То же самое касается, например, и лекарственных средств (и всех остальных видов товаров) — таможенный контроль будет ослаблен, соответственно, увеличится теневой сектор экономики, и вырастет процент контрафактного товара, параллельных каналов импорта, а налоговых вливаний в бюджет станет меньше.

Легализация параллельного импорта становится реальным способом принуждения иностранных производителей к снижению цен. По мнению автора данной работы, в последнее время возможная легализация параллельного импорта фактически стала некой политической мерой, которую власти используют, чтобы достичь уменьшения на внутреннем рынке стоимости импортных товаров.

Источник: https://xn--24-dlci8j.xn--p1ai/parallelnyj-import-problemy-i-perspektivy.html

Фас в сми: перспективы легализации параллельного импорта в россии

Параллельный импорт: проблемы и перспективы

Перспективы легализации параллельного импорта в России В июне 2014 г.

Федеральная антимонопольная служба внесла доработанный после публичных обсуждений законопроект, предполагающий принципиальное изменение государственной правовой политики в вопросе исчерпания прав путем снятия ограничений и запретов со стороны правообладателей на ввоз в Россию товаров, введенных в оборот с их согласия за рубежом, иначе говоря — легализацию параллельного импорта*. При обсуждении законопроекта и сопутствующих ему документов были высказаны неоднозначные мнения о том, как такое изменение регулирования повлияет на конкурентную среду. Кроме целесообразности принятия подобных мер, ставится под сомнение и их соответствие международным обязательствам России.

Мы предложили нашим экспертам ответить на следующие вопросы: насколько целесообразным является установление дополнительных антимонопольных ограничений для иностранных правообладателей? насколько удачным выглядит решение проблемы параллельного импорта, предложенное ФАС России? какие правовые последствия повлечет легализация параллельного импорта в России?

Яна Склярова начальник отдела защиты от недобросовестной конкуренции управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС России — Прежде всего хотелось бы отметить, что после проведенного общественного обсуждения Проект еще находится на стадии согласования проведения оценки регулирующего воздействия в Минэкономразвития России и пока не внесен на утверждение Правительства.

Спор о целесообразности изменения режима исчерпания прав очень давний и начался еще с появлением в ГК РФ ст. 1487, повлекшей ограничение на ввоз в Россию брендированных товаров. У многих ведомств, а также представителей бизнес-сообщества есть те или иные возражения относительно целесообразности изменения государственной политики по этому вопросу.

Между тем в рамках проведенных ФАС России исследований стало очевидно, что имеющаяся ситуация неблагоприятна для конкурентной среды по целому ряду причин, главной из которых является то, что существующий режим исчерпания прав предполагает возможность ввозить на территорию России оригинальный товар только одним лицом или с его согласия, и это лицо получает право диктовать свои цены, которые, разумеется, довольно высокие. Потребители могут в этом убедиться, просто сравнив цены на аналогичные товары в России и за рубежом. Кроме того, правообладатели зачастую поставляют на территорию отдельных регионов, в том числе в Россию, неполный ассортимент товаров, модели предыдущих поколений и т.п. К тому же правообладатели имеют возможность удерживать потребительский спрос исключительно у своих дистрибьюторов на территории России: например, в случае замены запчастей автомобиля не у официального представителя правообладателя, а в «сером» автосервисе (который оказывает абсолютно одинаковые по качеству услуги, заменяя оригинальную запчасть купленной не у официального дистрибьютора в России, а за рубежом по гораздо более низкой цене) потребитель лишается права на гарантийное обслуживание автомобиля только по той причине, что нарушает при этом требование правообладателя обслуживаться исключительно у его дилера. Соответственно, это не позволяет выйти на рынок производителям, качественно оказывающим аналогичные услуги и не нарушающим права потребителя. Примеры влияния параллельного импорта на конкурентную среду и положение потребителей в нашей стране можно увидеть в Калининградской области. В силу особенностей географического расположения этого региона правообладатели не во всех случаях считали целесообразным предоставлять право ввоза товара единственному поставщику, поэтому в отношении некоторых товаров территория Калининградской области была исключена из лицензионных соглашений на реализацию товаров в России. В итоге в магазинах области можно увидеть ряд продовольственных товаров, которые ввезены иными поставщиками, нежели официальные дистрибьюторы правообладателя в России, и цена на товары существенно (на 50% и более) ниже, чем по всей России. В настоящее время у нас нет возможности поддержать представителей малого бизнеса, которые не могут выйти на рынок или встречают серьезные препоны, если собираются продавать товар, купленный у правообладателя за рубежом, в России по вполне обоснованным ценам, которые на порядок ниже цен на аналогичные товары, распространяемые у местных дистрибьюторов правообладателей. И мы, и они считаем, что это несправедливо, а самое главное — нарушает права потребителей и напрямую влияет на конкурентную среду в нашей стране. Контрдоводы, которые звучат при этом, — риски повышения уровня оборота контрафактных товаров, снижение качества сервисного обслуживания и т.п. — пока не подтверждаются фактическими и статистическими данными. Вопрос контрафакта должен решаться независимо от разрешения параллельного импорта. Контрафакт в том смысле, в каком с ним следует бороться, — это поддельный товар. Его ввоз и реализация неправомерны и сейчас, это не изменится после решения вопроса с параллельным импортом. Применительно же к обсуждаемому вопросу речь идет о снятии ограничений на импорт оригинальных товаров, купленных за рубежом с соблюдением всех прав правообладателя. Борьба с контрафактным товаром — это задача таможенных органов и органов внутренних дел. Что же касается аргументов о снижении качества товара и отсутствии сервисного обслуживания, то любой хозяйствующий субъект борется за потребителя и в его интересах обеспечивать надлежащее сервисное обслуживание. Кроме того, данное утверждение в отсутствие легального параллельного импорта не выглядит обоснованным.

Говоря о последствиях легализации параллельного импорта, мы учитываем также и интересы тех субъектов, которые могут пострадать от изменения государственной политики. В результате длительных обсуждений было решено оставить возможность ограничения ввоза товаров на территорию России без согласия правообладателя для инвесторов, которые вложились в развитие производства на территории России, создали здесь рабочие места и в участии которых наша экономика заинтересована. Однако условиями сохранения такой возможности будут, во-первых, развитие на внутреннем рынке России производства товара либо его составляющих (собственно, это и есть показатель инвестирования в российскую экономику), а во-вторых, запрет ввоза аналогичных товаров (для того чтобы избежать ситуации, когда правообладатель либо его дистрибьютор развивает производство в России лишь для вида, продолжая импортировать бо́льшую часть продукции, пользуясь при этом сохраненной для него возможностью запрета параллельного импорта). Временные рамки действия такого исключения сейчас прогнозировать рано. Кроме того, сейчас Проектом предусматривается введение новых правил с 1 января 2020 г., однако этот срок в ходе работы над ним может быть пересмотрен. Не исключаю, что в отношении определенных видов товаров новые правила будут введены еще раньше, если проведенные исследования покажут, что легализация параллельного импорта не повлечет негативных последствий, о которых мы говорили выше.

* Проект федерального закона «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Проект). Опубликован на Едином портале раскрытия правовой информации (http://regulation.gov.ru/project/14362.html?point=view_project&stage=3&stage_id=9876&page=project&record_id=14362).

Полный текст публикации – июльский номер журнала «ЗАКОН». На сайте издательства: http://www.igzakon.ru/magazine368

Источник: https://fas.gov.ru/publications/4504

Pravo-consut
Добавить комментарий