Тунеядцы в СССР

Тунеядцы в СССР

Тунеядцы в СССР

Кадр из фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика»

Уголовная ответственность за тунеядство была, если можно так выразиться, визитной карточкой советского правосудия. В большинстве других стран мира процветала безработица, и сажать людей в тюрьму только за то, что они не занимались общественным трудом, было полной бессмыслицей.

В Советском Союзе же наблюдался дефицит трудовых ресурсов, поэтому государство довольно жестоко наказывало тех, кто не работал. В разные исторические периоды в число уголовно преследуемых за «паразитизм» лиц попадали бывшие дворяне, раскулаченные крестьяне, цыгане, верующие, фарцовщики и «цеховики», алкоголики и диссиденты, и даже бывшие фронтовики.

Советский опыт по борьбе с тунеядством имел богатые исторические корни. После Октябрьской революции основным объектом преследования являлись представители бывших привилегированных классов — дворяне, буржуазия, священники.

Утратив легальные источники доходов, многие «бывшие» вели асоциальный образ жизни, занимались бродяжничеством и попрошайничеством. За это их арестовывали, судили и высылали на Север.

Во время коллективизации без работы и крова остались тысячи раскулаченных крестьян, которые в основной своейй массе также попали в лагеря.

Следующий этап борьбы с тунеядством начался после окончания Великой Отечественной войны.

В июле 1951 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О мерах борьбы с антиобщественными паразитическими элементами». Под это определение попадали все бродяги, безработные и попрошайки.

За «злостное паразитирование» давали один год колонии, а после отбытия наказания высылали из больших городов за 101-й километр.

Алкаши и тунеядцы

Согласно официальной статистике, во втором полугодии 1951 года в городах, на железнодорожном и водном  транспорте было задержано 107 тысяч «паразитов», в 1952 году — 156 тысяч, в 1953 году — 182 тысячи. Семьдесят процентов задержанных соствляли инвалиды только что закончившейся войны.

Из-за физических увечий они не могли устроиться на работу, поэтому занимались нищенством и попрошайниством, злоупотребляли алкоголем. Бывшие фронтовики, лишившиеся рук и ног, сбивались в артели, на деревянных таратайках слонялись по поездам, рынкам и вокзалам, распевая жалостливые песни.

Хитом того времени стала мелодия «Я был батальонный разведчик», которая имела потрясающий успех у публики. И хотя после войны народ жил бедно, искалеченным фронтовикам подавали щедро. Этим пользовались профессиональные нищие, которые обирали инвалидов и заставляли их работать на себя.

Стоит подчеркнуть, что советское государство довольно быстро разобралось в сложившейся ситуации, и на тот раз обошлось без перегибов. Для фронтовиков-инвалидов создали специальные кооперативы и производства, где они честным трудом могли заработать себе на хлеб.

А примазавшихся к ним аферистов отправили тянуть срок в исправительные лагеря.

Тунеядцев в тюрьму

Если в сталинские времена борьба с тунеядством диктовалась тем, что послевоенный СССР испытывал острый дефицит рабочих рук, то при Никите Хрущеве проблема получила дополнительный идеологический подтекст.

Тунеядцы в СССР попадали в тюрьмы

Дорогой Никита Сергеевич решил построить в СССР коммунизм, где пафос общественно-полезного труда занимал едва ли не первое место. Сознательно неработающие на государство граждане дерзко подрывали устои коммунистического общества. В связи с этим жестоким репрессиям подверглись самые различные социальные группы населения.

Так, 5 октября 1956 года появился указ Верховного Совета СССР «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством». По этому указу около 14 тысяч цыган было арестовано и выслано в северные районы страны как «злостные паразиты», занимающиеся гаданием и попрошайничеством. Местные власти с азартом стали громить цыганские поселения, насильно загонять цыган в колхозы и совхозы.

Затем настала очередь представителей разного рода сект, члены которых по религиозным соображениям отказывались работать на государство. Кульминацией стало введение в мае 1961 года статьи 209 УК РСФСР. Направлена она была против «…совершеннолетних работоспособных граждан, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни», а также против «…граждан, живущих на нетрудовые доходы».

Граждане хулиганы тунеядцы

Тогда, собственно говоря, и появилось само слово «тунеядец». Введение этой уголовной статьи озвучил лично председатель КГБ СССР Александр Шелепин. И не где-нибудь, а выступая на XXII съезде КПСС. Теперь для того, чтобы попасть в тюрьму, достаточно было не работать более четырех месяцев в году.

Отсутствие соответствующих записей в трудовой книжке служило основанием для привлечения к уголовной ответственности. Исключение составляли только женщины, воспитывающие малолетних детей.

Наказанием стала высылка в специально отведенные местности на срок до пяти лет с обязательным привлечением к труду по месту поселения.

Отлов тунеядцев возложили на МВД. Там лицам, обвиненным в тунеядстве, присвоили аббревиатуру — БОРЗ (без определенного рода занятий). Поэтому в уголовной среде появилось жаргонное словечко «борзой», то есть человек, стойко не желающий работать. Позднее оно приобрело несколько иной смысл — наглый, дерзкий.

Агитплакат в СССР — «кто не работает тот не ест»

В течение полугода только в РСФСР милицией было выявлено 130 тысяч тунеядцев. Примерно половина, после проведения разъяснительной работы‚ приступила к работе на предприятиях, стройках, в колхозах и совхозах.

Остальных осудили и направили перевоспитываться в сельскую местность. Причем под раздачу попали все, от пролетариев до гуманитариев.

Среди осужденных были рабочие, колхозники, стиляги, музыканты, фарцовщики, неработающие лица творческих профессий, отчисленные студенты и так далее.

Самый известный тунеядец

Самым известным советским тунеядцем стал поэт, будущий лауреат Нобелевской премии Иосиф Бродский. До появления статьи 209 УК РСФСР он жил, как многие, городские интеллигентные юноши того времени. То есть работал время от времени, а все свободное время проводил в богемных компаниях.

И, конечно, писал стихи. Весной 1964 года Бродский
был арестован и помещен в следственный изолятор. На суде он получил максимальное наказание по 209-й статье — пять лет принудительных работ.

Как сообщала советская печать, «…постановление суда было встречено горячими аплодисментами людей с честными рабочими руками».

Срок Иосиф Бродский отбывал в совхозе «Норинское» Архангельской области. Жил поэт в заброшенной избе, помогал селянам убирать урожай, раскидывал на поля навоз. Через полтора года его амнистировали по личной просьбе известного французского философа Жан-Поля Сартра.

Поколение дворников и сторожей

Можно сказать, что Иосифу Бродскому здорово повезло. Как и всему первому «поколению» советских тунеядцев. Срок они коротали в довольно комфортных условиях, работая в отдаленных регионах Архангельской и Пермской областей, в Удмуртии и Коми.

Однако в 1971 году высылка тунеядцев была отменена. Вместо этого их стали сажать на три года, в реальную зону общего режима. После отбытия наказания их не прописывали в больших городах, лишали прежней жилплощади, за ними тянулся шлейф судимости.

Однако оборотистые личности быстро научились, как обходить закон. Фарцовщики, «цеховики» и прочие «деловые» устраивались на различные должности, которые не требовали их
постоянного присутствия на рабочем месте. Так, практически все ленинградские фарцовщики по трудовой книжке числились либо уборщиками туалетов, либо кочегарами, либо дворниками.

Богемная публика реально работала на таких должностях, получая мизерную заработную плату. Но зато они были свободны от государства и защищены от уголовного преследования. Собственно говоря, именно тогда появилось знаменитое поколение дворников и сторожей, некоторые представители которого позднее стали выдающимися деятелями российской культуры.

А кого же тогда сажали? Открытые сегодня социологические исследования показывают, что большинство граждан, привлекавшихся по 209-й статье, это просто случайные люди. Большинство — хронические алкоголики. Вообще, в брежневские времена негласно под тунеядцами стали понимать все асоциальные элементы — алкоголиков, наркоманов, бродяг. Их и сажали.

Статья за тунеядство исчезла из УК РСФСР вместе с распадом СССР, в декабре 1991 года‚ когда в стране наступили другие, не менее интересные времена.

Источник: https://www.mzk1.ru/2019/04/tuneyadcy-v-sssr/

История преследований за тунеядство в СССР

Тунеядцы в СССР

В число уголовно преследуемых за «паразитизм» в СССР попадали цыгане, верующие, цеховики, алкоголики и диссиденты

Проект приказа о налогах на тунеядство подготовлен белорусскими властями. Предполагается, что ежегодная сумма выплат по нему может составить 2,6 млн белорусских рублей (около $ 280. — РП). По мнению чиновников, тунеядцы должны «оплатить то, что уже потребили», а именно бесплатное образование и медицину.

Периодически о желании наказывать тунеядцев выступают и представители российской власти. Летом этого года такую инициативу предложило законодательное собрание Самарской области, ее поддержала член Комитета СФ по социальной политике Валентина Петренко: «В СССР действовал закон о тунеядстве, согласно которому отлынивавшие от работы подлежали уголовной ответственности.

Думаю, неплохо было бы к нему вернуться. Многие же просто не хотят работать: им легче жить на пособие, перебиваться попрошайничеством, переезжать из города в город якобы в поисках лучшей жизни. Закон же, как мне кажется, мог бы быть неким сдерживающим фактором. Хотя бы часть людей осознали, что за уклонение от труда их ждет не пособие по безработице, а суровое наказание».

В обоих случаях представители белорусских и российских властей не просто ссылаются на советский опыт по борьбе с тунеядством, но и в качестве основного объекта преследования видят «паразитов» — людей, ведущих асоциальный образ жизни. Однако в СССР тунеядство трактовали гораздо шире.

За гадание и попрошайничество — на Север

В большинстве популярных статей годом появления в Уголовном кодексе РСФСР наказания за тунеядство называют 1961-й. Однако пресловутая 209 статья лишь дополнила ряд ранее действовавших указов, в которых прописывалась ответственность за «асоциальный образ жизни».

В июле 1951 года выходит Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами». Под это определение попадали бродяги, безработные и попрошайки.

За «злостное паразитирование», то есть задержание за данное преступление во второй раз, давали один год колонии, а на первый раз — высылали из городов за 101-й километр.

Во втором полугодии 1951 года в городах, на железнодорожном и водном транспорте было задержано 107 тысяч «паразитов», в 1952 году — 156 тысяч, в 1953 году — 182 тысячи.

Социальный состав задержанных был таков: нищие и инвалиды войны и труда составляли 70 %, лица, впавшие во временную нужду — 20 %, профессиональные нищие — 10 % (в их числе трудоспособные граждане — 3 %).

Но если в сталинское время борьба с «паразитизмом» оправдывалась тем, что послевоенный СССР испытывал дефицит рабочих рук (то есть в основе гонений была экономика), то при Хрущеве борьба с ним получила идеологический подтекст.

Предтечей уголовной статьи за тунеядство стал указ Верховного Совета от 5 октября 1956 года «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством».

Казалось бы, только-только страна пережила нашествие германского нацизма, делившего нации на плохие и хорошие, и сталинизм с его коллективной ответственностью нации (депортации), как вновь появляется ущемление по национальному признаку.

По этому указу около 10 тысяч цыган было выслано на сроки от двух до пяти лет в северные районы как «злостные паразиты», занимающиеся гаданием и попрошайничеством. Местные власти с азартом начал громить цыганские стоянки и насильно сдавать детей цыган в интернаты.

Впервые стройное идеологическое обоснование под борьбу с «паразитизмом» было подведено в 1957 году.

Тогда в советских газетах появился проект закона «Об усилении борьбы с общественно вредными паразитическими элементами», предусматривавший их разделение на две группы: «совершеннолетних, работоспособных граждан, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни и злостно уклоняющихся от общественно полезного труда», и «граждан, живущих на нетрудовые доходы». Тогда же появилось и понятие «тунеядец». Под ним, кроме «паразитов», стали понимать лиц, сознательно уклоняющихся от труда, а также разного рода «индивидуальных предпринимателей» (туда попадали и «извлекающие нетрудовой доход с приусадебного участка»). Конец 1950-х — это время нового гонения на верующих, и в категорию «тунеядцев» стали включать представителей разного рода сект, по религиозным принципам отказывающихся от работы на государство.

«Постановление встречено горячими аплодисментами людей с честными рабочими руками»

На XXII съезде председатель КГБ СССР Александр Шелепин выступил с программной речью, в которой обрушился на паразитов и тунеядцев: «Советские законы — самые гуманные в мире, но их человеколюбие должно распространяться лишь на честных тружеников, а в отношении паразитических элементов, всех тех, кто живет за счет народа, законы должны быть суровы, ибо указанная категория лиц — это наш внутренний враг».

В мае 1961 года вступает в силу указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Теперь для того, чтобы попасть под действие статьи 209 УК РСФСР, достаточно было не работать более четырех месяцев в году.

Отсутствие соответствующих записей в трудовой книжке служило основанием для привлечения к уголовной ответственности. Исключение составляли только женщины, воспитывающие малолетних детей.

Наказанием для тунеядцев стала высылка в специально отведенные местности на срок от двух до пяти лет и обязательное привлечение к труду по месту поселения.

В СССР лицам, обвиненным в тунеядстве, присваивалась аббревиатура — БОРЗ (без определенного рода занятий), а несколько позже в уголовной среде появилась формулировка на жаргоне — «борзой», то есть человек стойко не желающий работать.

Выявление и отлов тунеядцев возложили на МВД, но их сил на это не хватало, и тогда на помощь милиции пришли так называемые общественные суды — группы активистов, состоящие из дружинников, комсомольцев, партийных и хозяйственных деятелей. Фактически до половины тунеядцев проходили через этих активистов.

Через три месяца действия Указа в служебной записке для Бюро ЦК КПСС приводилась статистика: «В РСФСР выявлено 130 тысяч тунеядцев. После проведения разъяснительной работы большинство лиц, уклоняющихся от общественно полезного труда, приступило к работе на предприятиях, стройках, в колхозах и совхозах».

Самый известный в советской истории тунеядец — поэт Иосиф Бродский. После масштабной травли в газетах он чуть не умер в камере от сердечного приступа, а весной 1964-го получил максимальное наказание по 209 статье — пять лет принудительных работ на Севере.

Как сообщала советская печать, «постановление суда было встречено горячими аплодисментами людей с честными рабочими руками».

«Перевоспитывался» Бродский в совхозе «Норинское» Архангельской области, где он провел чуть менее полутора лет (под давлением мировой общественности приговор поэту был сокращен).

Поэт Евгений Рейн вспоминал про жизнь Бродского в ссылке:

«Были у него несколько раз. Ему там отвели половину избы, очень просторной, уютной. В основном он занимался стихами, иногда их вывозили на какие-то работы. Он помогал убирать урожай, раскидывал на поля навоз. Как потом рассказывал сам Бродский, это было самое счастливое время в его жизни.

Помню, поехали вместе с Найманом поздравлять его с 25-летием. Привезли икры зернистой, водки ящик, американские сигареты и японский радиоприемничек. Очень хорошо отпраздновали. А через несколько месяцев его амнистировали.

Жан-Поль Сартр попросил председателя Верховного Совета повлиять на ситуацию, и это сработало».

За четыре года действия Указа судьбу Бродского (но не с таким счастливым финалом) разделили 37 тысяч человек, всего же было выявлено 520 тысяч тунеядцев.

Выслали бы больше, чем 37 тысяч, но власти северных областей, куда отправляли «паразитов» (Архангельская и Пермская область, Удмуртия и Коми — всего около тридцати регионов) засыпали Москву бесконечными жалобами, что не могут принять такое число ссыльных.

Аргумент их был прост — для тунеядцев нет ни работы, ни жилья. В 1965 году высылка тунеядцев была отменена. Вместо этого их привлекали к труду по месту жительства.

Тогда же закрытые социологические исследования показали, что около половины людей, привлекавшихся по 209 статье, — случайные люди, попавшие под раздачу из-за нерасторопности местных властей. Так, характеризуя причины и условия своего поведения, большинство опрошенных (21,2 %) назвали отсутствие профтехучилища, где они могли бы приобрести профессию.

16,8 % обследованных заявили, что не выполняют норм выработок из-за отсутствия достаточного фронта работ. Большинство осужденных (80 %) не имели постоянного места жительства и лишь 18,3 % были жителями городов. Объясняя причины бродяжничества, 50,8 % опрошенных лиц указали на отсутствие желания прописаться там, куда отправили их после отбытия наказания.

Почти четверть осужденных за тунеядство (22,2 %) работали на частных работах. Людей, заявлявших о принципиальном несогласии работать где-либо, была половина (50,6 %).

Характерен и тот факт, что сама формулировка 209-й статьи менялась четыре раза (в 1975, 1979, 1982, 1984 годах). Власти то ужесточали ее (до одного-двух лет лишения свободы), то смягчали (исправительные работы и снова введение ссылки).

В брежневское время негласно под тунеядцами стали понимать асоциальные элементы — алкоголиков, наркоманов, бродяг, придерживающихся криминальных установок («работать западло»). С ними участковые вели профилактические беседы, да и сами тунеядцы и паразиты научились обходить систему — именно тогда появилось «поколение дворников и сторожей».

На «липовые должности» устраивалась не только богема, но и цеховики, верующие, различного рода чудаки — все те, кого тогда было принято называть «антисоветским элементом».

Антрополог Татьяна Ластовка в журнале «Антропологический форум» (2009, № 14) описывает несколько приговоров тунеядцам в Томском областном суде и суде Кировского района Томска:

«Приговор № 106 от 10 мая 1972 года по делу гражданина М.

В ноябре 1968 года М. устроился на работу на Томский завод режущих инструментов, начал пить и в августе 1969 года был уволен с завода как самовольно оставивший производство. До 29 октября 1969 года М.

не работал, жил на иждивении бабушки, затем устроился на работу в Тимирязевский лесхоз, где проработал до 14 января 1970 года и уволился. До мая 1971 года М. не работал, пьянствовал.

10 мая временно устроился на работу в землеустроительную экспедицию, где проработал до 15 июня и самовольно оставил работу.

М. был подвергнут приводу в органы милиции, где ему было сделано официальное предостережение об устройстве на работу. По день ареста не работал, жил и питался у бабушки в Курлеке, пил, когда его угощали друзья.

Согласно заключению наркологической экспертизы М. является хроническим алкоголиком, нуждающимся в принудительном лечении. Противопоказаний к этому не имеется, а поэтому суд считает необходимым направить его на принудительное лечение от алкоголизма в период отбывания им наказания».

«Приговор № 1-194/78 от 10 июля 1975 года по делу А., ранее судимого по части 1 статьи 209 УК РСФСР, приговоренного к 6 месяцам лишения свободы, освобожденного по истечении наказания, отрицательно характеризующегося, признанного наркологической экспертизой хроническим алкоголиком, преданного суду по части 2 статьи 209 УК РСФСР.

Проживая в семье матери, А. систематически вел паразитический образ жизни, не работая в 1977 году 8 месяцев, а в 1978 году вообще не работал.

В то же время вел разгульный образ жизни, пьянствовал, вымогая деньги у матери и бабушки.

В этом же году он дважды — в 1978 году 1 февраля и 24 июня 1978 года — был предупрежден об уголовной ответственности по статье 209 II УК РСФСР, но на работу не устроился и продолжал пьянствовать.

Суд приговорил: А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 209 II УК РСФСР и подвергнуть его лишению свободы по указанной статье на срок один год шесть месяцев с содержанием в ИТК строгого режима. Применить к А. принудительное лечение по поводу хронического алкоголизма».

Доля осужденных по статье 209 УК РСФСР в общем числе осужденных была относительно небольшой, составляя в целом по республике 6—7 %. Лишь в Москве и Сочи этот показатель был в разы выше — по 14 % от всех уголовных дел. Реальным сроком заканчивались лишь 10—12 % от общего числа дел по тунеядству.

Статья 209 оставалась хорошим способом воздействия на диссидентов. За политическую деятельность многих из них увольняли с работы, а новую найти не давали возможности. Хроника «Московской Хельсинкской группы» приводила множество примеров, как власти преследовали диссидентов за тунеядство:

«Недавно представители административных органов являлись домой к таким известным писателям, как Георгий Владимов — вышедший из Союза советских писателей, Владимир Войнович и Владимир Корнилов — исключенные из того же Союза, Александр Зиновьев, лишенный всех званий и уволенный с работы философ, — и требовали отчета о средствах существования. Даже к Льву Копелеву пришел милицейский чин, интересуясь, почему он не работает (Копелев давно достиг пенсионного возраста).

Летом 1977 года был арестован и затем осужден к двум годам ссылки преподаватель иврита Иосиф Бегун.

Преподавание иврита суд не счел «общественно полезным трудом», так как власти отказываются регистрировать эту работу в финансовых органах, тем самым фактически накладывая запрет на преподавание иврита в СССР.

Срок ссылки Бегуну был сокращен по амнистии в связи с 60-летием Октябрьской революции, и недавно Бегун возвратился в Москву, но ему отказывают в прописке, хотя он москвич и жена его живет в Москве».

Новая волна борьбы с тунеядцами прошла уже на исходе советской власти — при Андропове. Советским гражданам 1983 год запомнился облавами в рабочее время на людей в парикмахерских, банях и кинотеатрах. Со смертью Андропова эта кампания была свернута, а официально тунеядство исчезло из УК вместе с распадом СССР — в декабре 1991 года.

Источник: http://comunicom.ru/istoriya/115-istoriya-presledovanij-za-tuneyadstvo-v-sssr

Тунеядцы в СССР: Кого считали дармоедами, и как даже известные люди попадали под уголовную статью

Тунеядцы в СССР

  • Подписаться
  • в
  • Рассказать ВКонтакте

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в и ВКонтакте.

Кого считали дармоедами, и как даже известные люди попадали под уголовную статью.
Современникам образ тунеядца знаком по сатирическим образам советских фильмов. Этакий рубаха-парень, добрый, но бесшабашный, вроде и не вредитель, но ведущий праздную жизнь. Он не встает по утрам рано и не спешит на работу.

По сюжету киноленты чаще всего рядом с ним находятся примерные граждане СССР, которые стараются его образумить и помочь свернуть с пути паразитического существования. Непременными героями фильма также являются порядочные милиционеры, отправляющие тунеядца на исправительные работы.

А как было на самом деле? За что советский человек получал клеймо «тунеядец» и как жил с ним дальше?

Тунеядство в СССР стояло в одном ряду с более серьезными проступками, такими как нарушение общественного порядка, злоупотребление алкоголем, нанесение легких физических травм. Этот термин появился в обиходе из церковнославянского языка, дословно он означает даром (без оплаты) есть, кушать. Жить за счет другого человека, использовать чужой труд, бездельничать, не приносить пользу обществу — тунеядство считалось самой популярной разновидностью социального паразитизма.

Плакат, призывающий трудиться./ images.vfl.ru

В 1961-1991 годах в законодательстве Советского Союза существовала четкая формулировка такого правонарушения, состав преступления находили в «длительном проживании совершеннолетнего трудоспособного лица на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда».

Само по себе слово «тунеядство» и его производные упоминались еще в официальных документах Российской империи, но тогда оно не имело столь негативной окраски и не воспринималось как правонарушение. Причины тунеядства были весьма разнообразны.

Обтекаемость самой статьи закона, содержание которой постоянно редактировалось, позволяло подводить под это понятие совершенно разных людей. Изначально за бродяжничество судились цыгане, бродяги и профессиональные попрошайки, потом к списку тунеядцев добавились люди, ведущие асоциальный образ жизни.

Попадали и те, кто не успел за определенное время поступить в училище или устроиться на работу. По статье за тунеядство часто судили верующих и диссидентов.

Тунеядец — обуза коллектива./ artchive.ru

В конце 50-х годов список пополнился лицами, преднамеренно уклонявшимися от физического труда, и теми, кто получал доход с приусадебных участков. Еще одной категорией потенциальных преступников стали представители сект, которые отказывались работать по определенным убеждениям.

После редакции закона о тунеядстве в 1961 году, наказание по статье ожидало тех, кто по каким либо причинам не имел определенного места работы в течение 4 месяцев в году.

Во времена сталинского режима борьба с тунеядством была вынужденной мерой — пережившая военную разруху страна нуждалась в большом количестве рабочих рук. А вот когда у руля встал Хрущев, все эти действия получили уже идеологическую окраску.

Совсем неудивительно, что все законы, направленные на борьбу с социальным паразитизмом, которые то ужесточались, то смягчались, встречались с восторгом добропорядочными гражданами СССР.

Воспитанные на идеологии светлого коммунистического государства, с утра до вечера честно строящие свою великую страну у станков заводов и фабрик — они считали справедливым требование властей и принуждение к труду, а вследствие нарушений — строгое наказание.

Плакат «Кто не работает, то не ест»./ img.gazeta.ru

Изначально поиск и выведение на чистую воду тунеядцев были возложены исключительно на органы МВД. Но слуги народа часто не справлялись с нагрузкой, и тогда им на помощь приходили бдительные граждане СССР.

Создавались так называемые суды общественности — группы добросовестных активистов, в число которых входили комсомольцы, дружинники, партийцы, примерные хозяйственники. В коллективах с тунеядцами проводили беседы, брали их на перевоспитание, а в случае если ничего не помогало — отдавали милиции, где наказания становились гораздо строже.

Бдительные соседи и родственники тоже прилагали усилия к вычислению лентяев — часто причиной преследования становились доносы соседей и друзей семьи. Большинство источников утверждают, что статья 209, регламентирующая наказание для тунеядцев, появилась в 1961 году.

Но правильнее будет считать, что она стала лишь удачной редакцией существовавших ранее подобных формулировок. Меры наказаний для тунеядцев постоянно менялись. Например, в 1951 году за «злостное паразитирование» (если неработающий попадался второй раз) отправляли в колонию на 1 год, а если арестован впервые — ссылали за 101-й километр.

Во второй половине 50-х наказанием стала ссылка в отдаленные северные районы страны. В 1961 году ужесточились параметры, по которым можно было получить клеймо тунеядца, а наказанием стали принудительные физические работы в местах поселения сроком от 2 до 5 лет.

Не работать стыдно!./ itd1.mycdn.me

Во времена правления Леонида Брежнева к тунеядцам относили алкоголиков, бродяг, наркоманов, криминальных элементов. С ними проводили профилактические беседы, порой помогали устроиться на работу. Именно тогда пошли массовые трудоустройства дворниками, сторожами и появились первые липовые записи в трудовых книжках.

Интересно, что в Советском Союзе всем лицам, обвиненным в тунеядстве, присваивали аббревиатуру «БОРЗ», которая расшифровывалась как «без определенного рода занятий». Впоследствии в обиходе появился жаргонизм «борзой», характеризующий человека, стойко не желающего работать на благо общества.

Против тунеядства была развернута агитационная деятельность, об этом свидетельствует огромное количество плакатов и листовок, посвященных обличению этого явления.

Парадокс существования закона о тунеядцах заключался еще и в том, что среди тех, кто был в соответствии с ним осужден, можно найти немало людей, известных на всю страну — это писатели, публицисты, актеры, поэты. А все потому, что их труд система не признавала общественно полезным и значимым.

Среди тех, кто получил срок с формулировкой «за тунеядство», оказался нобелевский лауреат, поэт Иосиф Бродский. Он был арестован и отправлен в ссылку на принудительные работы сроком на 5 лет в Архангельскую область. Причем в его обвинении участвовали не только представители власти, но и коллеги, читатели.

На суде Бродский пытался оправдаться, но все было бесполезно, судья решил, что поэтом подсудимого никто официально не признавал, а значит, и профессии, и работы у него нет. Правда, срок наказания в итоге был сокращен благодаря мощной поддержке писателей и поэтов со всего мира.

Публицист Андрей Амальрик в 1965 году получил 2,5 года исправительных работ и был сослан в Сибирь. Актер Николай Годовиков, прославившийся на всю страну после сыгранной роли Петрухи в фильме «Белое солнце пустыни», также имеет судимость по 209 статье. Согласно его биографии, в 1977 году он получил травму, после которой не мог работать, а в 1979 его посадили в тюрьму за тунеядство.

Кадр из известного советского фильма — тунеядцы на исправительных работах./ cdn.fishki.net

Еще одним неоднозначным арестованным стал Иосиф Бегун, который занимался преподаванием иврита. Он тщетно пытался доказать, что преподавание является трудовой деятельностью, но суд его доводы не принял, решив, что никакой пользы обществу такая деятельность не приносит и отправил его в ссылку в Магадан на 2 года.

Под подозрение в тунеядстве попадал и писатель Владимир Войнович, но его не осудили. Правда, нашли антисоветчину в его знаменитом произведении «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» и выслали писателя из страны.

Среди тех, кто был под подозрением и неоднократно подвергался преследованиям правоохранительных органов СССР, были талантливые ученые, уважаемые преподаватели, сатирики и даже пенсионеры. Как и в любом идеологически окрашенном деле, в поиске и наказании тунеядцев были свои погрешности и ошибки.

Анализ всех случаев ареста показал, что далеко не все граждане, осужденные по статье 209, справедливо получали свое наказание.

В списке преступников-тунеядцев были те, кто по стечению обстоятельств оказался временно нуждающимся, пытался заниматься частным трудом, вел образ жизни, неугодный властям, поменял место жительства и вовремя не получил запись в трудовой книжке, а также те, чей труд представителям власти не казался важным и приносящим пользу обществу.

Как и во многих законах и решениях, субъективный фактор играл в то время весомую роль. Хотя нельзя ни сказать, что была и польза от преследования тунеядцев. Многие граждане СССР вставали на путь истинный после бесед, проводимых с ними. И в советские годы не работать, злоупотреблять алкоголем, вести асоциальный образ жизни, жить за счет жены и других родственников все же стыдились, чего нельзя сказать о нынешнем времени.

Cоветский плакат./ info.sibnet.ru

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/070118/37339/

Тунеядцам — бой

Тунеядцы в СССР

В мае 1961 года в СССР был принят указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». В это же время в стране стал популярным лозунг: «Тунеядцы — наши враги. Хлеб трудовой от них береги!»

БОРЗ — Без Определенного Рода Занятий

Советские руководители начали критиковать трудоспособных граждан, не желавших «честно трудиться», «уклонявшихся от общественно полезного труда» и получавших нетрудовые доходы от движимого и недвижимого имущества (эксплуатации жилой площади, автомобилей, земельных участков).

Если человек не работал на строительство коммунизма четыре месяца подряд (за исключением женщин, воспитывающих маленьких детей) и его вина была доказана судом, «преступника» ссылали в специальные места на срок от двух до пяти лет, причем производилась полная конфискация имущества «тунеядца», нажитого нечестным путем.

Важно, что данный указ уравнивал «отъявленных бездельников» и всех граждан, работавших, но получавших нетрудовые доходы, в том числе представителей творческих профессий.

При этом граждан, обвиненных в тунеядстве, называли БОРЗ, то есть «без определенного рода занятий». В уголовном же жаргоне появилось слово «борзой», то есть человек, который не хочет работать.

Выявлять «паразитов» и бездельников должны были сотрудники МВД, а также комсомольцы, дружинники и партийные деятели.

«Я писал стихи, я считаю это трудом»

Иосиф Бродский, всемирно известный поэт XX века, лауреат Нобелевской премии по литературе, писал стихи с 17 лет, однако лишь некоторые произведения смогли найти выход к читателю. Для того чтобы хоть как-то прокормиться, Бродский был вынужден заниматься переводами с польского, английского и других языков.

Власти обратили внимание на деятельность поэта после того, как М. Медведев, Я. Лернер и А. Ионин написали в газете «Вечерний Ленинград» статью «Окололитературный трутень», в которой назвали Бродского недоучкой, не окончившим среднюю школу, обвинили в тунеядстве и излишней самоуверенности и сообщили о том, что поэт вынашивает план измены Родине.

Все три автора публикации не поскупились на резкие слова в адрес Бродского, называя его «пигмеем» и «стихотворцем в вельветовых штанах».

«Бродский посещал литературное объединение начинающих литераторов… Но стихотворец в вельветовых штанах решил, что занятия в литературном объединении не для его широкой натуры, — было написано в статье.

— Он даже стал внушать пишущей молодежи, что учеба в таком объединении сковывает-де творчество, а посему он, Иосиф Бродский, будет карабкаться на Парнас единолично ˂…˃ Здоровый 26-летний парень около четырех лет не занимается общественно полезным трудом. Живет он случайными заработками…»

Незамедлительно последовала реакция со стороны читателей. Многие студенты и преподаватели обзывали Бродского тунеядцем и требовали сурово наказать поэта: «Обидно, что есть еще среди нас такие люди, как Бродский и окружающая его жалкая кучка прощелыг».

Подобные нападки и нелицеприятные высказывания привели к тому, что 13 января 1964 года поэта арестовали. Начался тяжелейший этап в жизни Бродского: судебные заседания, психиатрические лечебницы.

Фрида Вигдорова, советская писательница, правозащитник, женщина с «большим сердцем» (как признавался Корней Чуковский), не могла не привлечь внимание к тем унижениям, которым подвергся поэт во время судебных процессов. Многие вспоминали ее храбрый поступок.

Она записывала каждое слово, произнесенное в ходе заседания, какой-то человек сообщил об этом суду, и судья сказала: «Отнять у нее записи».

Фрида Вигдорода выпрямилась (ее рост был 150 сантиметров) и смело ответила: «Попробуйте». Позднее записи были опубликованы в нескольких зарубежных изданиях: Encounter, Figaro Litteraire, New Leader и других. Ниже представлен отрывок из стенограммы судебного заседания:

Ровно 65 лет назад, 23 апреля 1951 года, был создан Национальный олимпийский комитет СССР, открывший новую страницу в истории отечественного спорта. О… →

Судья: Лучше, Бродский, объясните суду, почему вы в перерывах между работами не трудились?

Бродский: Я работал. Я писал стихи.

Судья: Но это не мешало вам трудиться.

Бродский: А я трудился. Я писал стихи.

Судья: Но ведь есть люди, которые работают на заводе и пишут стихи. Что вам мешало так поступать?

Бродский: Но ведь люди не похожи друг на друга. Даже цветом волос, выражением лица.

Судья: Это не ваше открытие. Это всем известно. А лучше объясните, как расценить ваше участие в нашем великом поступательном движении к коммунизму?

Бродский: Строительство коммунизма — это не только стояние у станка и пахота земли. Это и интеллигентный труд, который…

Судья: Оставьте высокие фразы! Лучше ответьте, как вы думаете строить свою трудовую деятельность на будущее.

Бродский: Я хотел писать стихи и переводить. Но если это противоречит каким-то общепринятым нормам, я поступлю на постоянную работу и все равно буду писать стихи.

Заседатель Тяглый: У нас каждый человек трудится. Как же вы бездельничали столько времени?

Бродский: Вы не считаете трудом мой труд. Я писал стихи, я считаю это трудом.

О том, чем украшали елки во время Великой Отечественной войны и за что расстреляли инициатора возвращения украшенных деревьев, рассказывает отдел… →

Кроме того, известный драматург и писатель Виктор Левашов к 65-летию со дня рождения Иосифа Бродского опубликовал «документальный трагифарс в двух судебных заседаниях, проходивших в Ленинграде». По признанию автора, в молодости он не обратил внимания на судебный процесс, и только в 1989 году в «Огоньке» прочитал опубликованную стенограмму заседаний:

«Чтение я закончил часа в два ночи. Было ощущение, что меня отхлестали по физиономии вонючей кухонной тряпкой. Пережитое унижение требовало выхода. И я написал эту пьесу».

Бродского в соответствии с указом о «тунеядстве» приговорили к пяти годам принудительных работ в отдаленной местности — в Коношском районе Архангельской области.

В интервью Соломону Волкову поэт сказал, что работал батраком в Коноше, но условия ему нравились: «…это был чистый Роберт Фрост или наш Клюев: север, холод, деревня, земля». Через полтора года под давлением общественности поэт был освобожден.

Впоследствии он так скажет о произошедшем: «Мне повезло во всех отношениях. Другим людям доставалось гораздо больше, приходилось гораздо тяжелее, чем мне».

«Вам не стыдно обвинять в паразитизме писателя?»

Писатель и прозаик Владимир Войнович является автором многочисленных повестей и романов, а еще он написал слова к популярной песне «Четырнадцать минут до старта».

В 1962 году Войнович стал членом Союза писателей, получил общественное признание и имел много привилегий. Однако с 1966 года начал активно выступать за права диссидентов.

Внимание компетентных органов привлекла также публикация романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», в котором были высмеяны негативные стороны советской действительности.

Произведение, до этого вышедшее в «самиздате», вскоре было напечатано за границей, и по этой причине Войнович был исключен из Союза писателей и, как следствие, обвинен в тунеядстве, но не осужден.

Как писал Войнович в 1978 году после этих событий, к нему приходил участковый Иван Стрельников. Писатель на вопрос участкового о месте работы и роде своей деятельности иронично отвечал, что работает писателем в своей комнате за столом:

— Но вас, Владимир Николаевич, я слышал, исключили, извиняюсь, из Союза писателей.

— Да-да-да, — говорю, — Иван Сергеевич. Толстого исключили из церкви, меня из Союза писателей, но из союза меня исключили, а из писателей меня исключить невозможно.

5 декабря 1965 года, 50 лет назад, на Пушкинской площади в Москве прошел Митинг гласности. Отдел науки «Газеты.Ru» вспоминает причины и подробности… →

После разговора Стрельников снова пришел к писателю и хотел поговорить с ним, на что Войнович ответил:

— Иван Сергеевич, а вам не стыдно ко мне ходить? Вам не стыдно обвинять в паразитизме писателя, книги которого изданы тиражом в сотни тысяч экземпляров и переведены на три десятка с лишним языков? Если эти книги для вас ничего не значат, так, может быть, вы примете во внимание, что я написал песни, которые пели вы, ваши дети и почти все поголовно население Советского Союза! Если, по-вашему, и этот мой труд ничего не стоит, так, может, вас убедит в том, что я не паразит, хотя бы тот факт, что я с одиннадцати лет работал в колхозе, на заводе, на стройке, четыре года служил солдатом в Советской армии. Или вам и этого недостаточно?

Войнович некоторое время подвергался преследованиям: в мае 1975 года в гостинице «Метрополь» он был отравлен психотропным веществом сотрудниками КГБ. Писатель предал эту историю гласности.

В декабре 1980 года был выслан из СССР и впоследствии лишен советского гражданства (которое ему вернули только в 1990 году).

Двенадцать лет писатель жил за границей (в ФРГ и США).

Физик-лифтер и лингвист-плотник

Физик Юрий Мнюх, эмигрировавший в США, в течение продолжительного времени работал лифтером, а Константин Бабицкий, известный лингвист, после освобождения из тюрьмы (он участвовал в акте протеста против ввода советских войск в Чехословакию) не смог найти работу по специальности, поэтому некоторое время работал плотником в Костромской области.

Владимир Кислик, кандидат физико-математических наук, работал в Киевском институте ядерных исследований, однако после возбуждения ходатайства о выезде в Израиль (1974 год) его вынудили оставить работу по специальности. В итоге он сумел устроиться переплетчиком в Харькове. Иосиф Бейлин, инженер, работал лифтером, а позднее эмигрировал в Израиль.

Как в годы Великой Отечественной войны Иосиф Сталин принимал в Кремле гостей и создавал церемониал, рассказывает доктор исторических наук Владимир… →

Кстати, в советский период, как известно, были распространены плакаты, при помощи которых государство пропагандировало ценности социалистического быта. Такие агитплакаты против тунеядства можно было увидеть в СССР:

«Дезертир труда является пособником контрреволюции».

«Паразиты и лодыри, не работая, сами мешают работе других».

«Oн — симулянт. Он здоров, но притворяется больным, симулирует болезнь, чтобы погулять на страховые средства. Он обворовывает действительно больных и нарушает трудовую дисциплину».

«Социализм требует не лодырничанья, а того, чтобы все люди трудились честно, трудились не на других, не на богатеев и эксплуататоров, а на себя, на общество» (Сталин).

«На черную доску прогульщиков, нытиков и маловеров».

«Тит, поди молотить!» — «Брюхо болит!»

«Серьги в уши, бровь дугой — пусть работает другой. Неужели вы, ребята, увлекаетесь такой?» (О неработающей женщине.)

«Не будь таким! День прогулял… Урожай потерял».

«Тунеядцы — наши враги. Хлеб трудовой от них береги! Как работал, так и заработал».

«Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест».

«Придется тебе устроиться еще на полставки: ребенок вырос, потребностей у него стало больше…»

«Пусть горит земля под ногами тунеядцев!»

Источник: https://www.gazeta.ru/science/2016/05/01_a_8206451.shtml

Как в СССР наказывали за тунеядство?

Тунеядцы в СССР

Все мы помним ставшую крылатой фразу о гражданах алкоголиках и тунеядцах, произнесенную милиционером в гайдаевской комедии, роль которого так блестяще сыграл актер Владимир Басов.

Но развлекательный фильм – это одно, а повседневная жизнь – совершенно другое.

Давайте-ка попробуем (если сумеем) разобраться, откуда в СССР пошла борьба с тунеядцами, а также рассмотрим три случая из реальной судебной практики.

Немалый процент от числа тунеядцев составляли бродяги и алкоголики.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

«Право на труд» советские получили в результате принятия в 1936 году Конституции. Но и в основном законе государства под этим «правом» подразумевалась обязанность трудиться. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на 12-ю статью документа:

Статья 12. Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: «кто не работает, тот не ест».В СССР осуществляется принцип социализма: «от каждого по его

способности, каждому — по его труду».

Таким образом, каждый трудоспособный человек должен был ходить на работу, которой его обязывалось обеспечить уже государство, согласно статьи 118-й:

Статья 118. Граждане СССР имеют право на труд, то есть правона получение гарантированной работы с оплатой их труда всоответствии с его количеством и качеством.Право на труд обеспечивается социалистической организациейнародного хозяйства, неуклонным ростом производительных силсоветского общества, устранением возможности хозяйственных

кризисов и ликвидацией безработицы.

Вот, казалось бы, и все. Ходи, советский человек, на работу да получай зарплату в соответствии с заслугами. Если бы не одно но. Всегда существовали отдельные группы людей, которые (будучи, разумеется трудоспособными) «выпадали» из этой системы и на работу не устраивались.

Среди чуравшихся официального трудоустройства граждан можно выделить следующие категории:

1. Маргинальные элементы (алкоголики, бродяги, уголовники).

2. Цыгане.

3. Различные субъекты теневой экономики (кустари, спекулянты, проститутки).

4. Обыкновенные люди, не желающие в силу собственных убеждений трудиться от звонка до звонка, живущие, как правило, за счет имеющих легальный денежный доход родственников.

«ЗАКРУЧИВАНИЕ ГАЕК»

Как бы это нелепо не звучало, но ужесточить борьбу с уклоняющимися от работы гражданами-тунеядцами, было решено как-раз во время знаменитой «оттепели», когда во главе государства стоял Никита Хрущев.

Принятие указа «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими паразитический образ жизни» и внесение в Уголовный Кодекс статьи №209 стало для общества полной неожиданностью.

Ведь с Хрущевым изначально были связаны надежды на изменения в сторону либерализации, особенно после его разгромной речи с критикой культа личность на XX партийном съезде. Но уж все получилось так, как получилось. И нововведения начали претворяться в жизнь.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Теперь же давайте рассмотрим 3 случая из судебной практики, откуда попытаемся получить более наглядное представление, какая же участь могла ждать советских тунеядцев.

Случай № 1

Подсудимый: гражданин М.

Состав преступления: Нигде не работал в в 1970-1971 годах. Ранее неоднократно получал предостережения от правоохранительных органов и направления на работу. Однако от выхода на работу уклонялся.

О подсудимом: М.– алкоголик, на момент ареста жил у бабушки в селе Курлек. Кормился за ее счет. Выпивал, когда угощали друзья или знакомые.

Приговор: По результатам назначенной наркологической экспертизы был признан хроническим алкоголиком. Согласно статьи 62 УК РСФСР направлен на принудительное лечение в период отбывания наказания.

Случай № 2

Подсудимый: гражданин А.

Состав преступления: Нигде не работал 8 месяцев в течение 1977 года, а в 1978 году не работал вовсе. Дважды получал предупреждения об уголовной ответственности по статье 209, однако на работу не устроился.

О подсудимом: А. – алкоголик, ведущий паразитический образ жизни. Беспартийный, холостой, имеющий 6 классов образования. Вымогал деньги на выпивку у матери и бабушки.

Приговор: Лишение свободы сроком на 1 год и 6 месяцев в ИТК строгого режима, принудительное лечение алкогольной зависимости в период отбывания наказания.

Случай № 3

Подсудимый: И.

Состав преступления: Нигде не работал в течение четырех месяцев. Предостережения об ответственности от органов правопорядка игнорировал.

О подсудимом: И. – алкоголик, живущий за счет средств родственников.

Приговор: 1 год лишения свободы в ИТК строгого режима, принудительное лечение от алкоголизма в период отбывания наказания.

ТОЛЬКО АЛКОГОЛИКИ? А КАК ЖЕ ОСТАЛЬНЫЕ?

К сожалению мы смогли рассказать вам только о трех судебных прецедентах, где все подсудимые страдали от пьянства. А как же боролись с остальными тунеядцами? Тут дело обстояло не сильно сложно. Теневикам, преступникам и прочим элементам, не работающим официально, 209-ю статью УК давали прицепом к их основной статье.

Например: поймали с поличным, скажем, фарцовщика и судили по основной статье 154 (как спекулянта) и «бонусом» добавляли ту самую, «тунеядческую», 209-ю.

ЗАЧЕМ ВСЕ ЭТО ЗАТЕВАЛОСЬ?

Занятые изучением данного вопроса историки придерживаются разных точек зрения, но доминирующими остаются две. Первая – выведение человека из «теневого сектора», пресечение его нетрудовых доходов. Ведь живет же на что-то гражданин, который официально числится безработным.

Вторая – борьба с лицами, не соответствующими «образу советского человека», его высоким моральным принципам и т.д. и т.п.. В первую очередь это касалось тех же самых стиляг, а позже и других неформалов.

Кстати, даже знаменитый на весь Союз фронтмен группы «Кино», Виктор Цой, был вынужден устроиться на работу кочегаром, дабы избежать санкций, предусмотренный 209-й статьей УК.

ЧЕМ ВСЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ?

С тунеядцами советская власть боролась аж до апреля 1991 года, пока пресловутая 209 статья не была отменена законом «О занятости населения», который признал наличие безработицы и отменил уголовное преследование незанятых граждан.

Вот такой вот получился материал. Теперь не дурно было бы перечислить источники, на которые мы опирались при его создании:

1. Конституция СССР 1936 года http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1936.htm

2. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_2950/

3. Закон РСФСР от 19.04.1991 N 1032-1 «О занятости населения»
https://dokipedia.ru/document/5157272

4. Татьяна Ластовка. «Тунеядство в СССР (1961–1991): юридическая теория и социальная практика Тунеядство в СССР (1961–1991): юридическая теория и социальная практика»
http://ecsocman.hse.ru/data/2012/06/05/1271382594/14_lastoa.pdf

На сегодня на этом все! Не забывайте подписываться на наш канал – BACK IN USSR!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/ussr/kak-v-sssr-nakazyvali-za-tuneiadstvo-5cd31296ba577c00b3dac4a8

Pravo-consut
Добавить комментарий