Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Арбитражный суд Воронежской области

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Виктор Стефанович АнохинПредседатель арбитражного суда Воронежской области,

д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ

Процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус такого лица возникает после принятия искового заявления и возбуждения производства по делу (ст.

127 АПК РФ), и лишь с этого момента можно злоупотреблять процессуальными правами.

Следовательно, подача заявления (искового) или жалобы, которыми возбуждается дело в суде, а равно включение в них каких-либо положений не могут признаваться злоупотреблением правом.

В правоприменительной практике квалификация действий по воспрепятствованию разрешения дел как злоупотребление процессуальными правами не всегда корректна и бесспорна.

В большинстве случаев участвующие в деле лица совершают действия, создающие затруднение в развитии и завершении судебного процесса.

Однако эти действия основаны на конкретных процессуально-правовых и материально-правовых интересах; они нередко представляются способом обеспечения судебной защиты лица, участвующего в деле.

Подобными подходами пользуются некоторые субъекты предпринимательской деятельности, создавая параллельные судебные процессы в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах, когда защита права одного лица путем удовлетворения его иска лишает такого же материального права других претендентов.

Для анализа сущности и признаков злоупотребления процессуальными правами необходимо определиться с принятием и особенностями прав, порядком их осуществления. По определению А. А. Мельникова «субъективное гражданское процессуальное право — это установленная и обеспеченная нормами гражданского процессуального законодательства…

возможность участника процесса действовать определенным образом или требовать определенных действий от суда и через суд от других участников процесса в своих собственных, общественных или государственных интересах или в интересах других лиц» (Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1. М.: Наука, 1981. С. 228-229).

Процессуальные кодексы закрепляют достаточно широкий круг прав лиц, участвующих в деле (ч. 1 ст. 41 АПК РФ, ч. 1 ст. 35 ГПК РФ).

Особенность гражданских процессуальных прав в отличие от субъективных гражданских прав в том, что их значительная часть носит характер правомочий на одностороннее волеизъявление. Под правомочием на одностороннее волеизъявление понимается обеспеченная законом возможность совершать процессуальные действия.

Для выявления истинного смысла выражения «злоупотребление правом» Е. В. Васьковский предлагал взять исходной точкой сущность и задачи гражданского процесса.

Считая, что целью процесса является правильное и скорое разрешение дел, которое в состязательном процессе обеспечивается привлечением к участию в процессе тяжущихся, Е. В.

Васьковский делает вывод, что процессуальные права даны законом лицам, участвующим в деле, «для содействия их правильному разрешению, и что каждый раз, когда тяжущийся совершает какое-либо процессуальное действие не с этой целью, а для достижения каких-либо посторонних целей (для введения судей в заблуждение, для проволочки дела, для причинения затруднения противнику), он выходит за пределы действительного содержания своего права, т. е., иначе говоря, злоупотребляет им».

Согласно ч. 1 ст. 167 АПК РФ и ч. 1 ст. 194 ГПК РФ при разрешении спора по существу суд принимает решение. Оно должно быть законным и обоснованным (это требование не лиц, участвующих в деле, а государства).

Поскольку функцию отправления правосудия государство берет на себя, интерес в надлежащем выполнении данной функции есть у государства.

Злоупотребление правом в судебном процессе — это его использование во зло государству в лице суда.

Поскольку понятие «злоупотребление правом» может быть использовано лишь тогда, когда управомоченный субъект обладает определенным субъективным правом, при совершении неправомерного процессуального действия злоупотребления правом нет.

Данный вывод можно проиллюстрировать примером: сторона по спору, ответчик, в своих возражениях против требований истца о признании за ним прав собственности ни в первой, ни в апелляционной инстанциях не ссылалась на наличие договора купли-продажи и акт приема-передачи продаваемого имущества, а представила их лишь в кассационную инстанцию арбитражного суда.

Можно ли подобные действия лица, участвующего в арбитражном процессе, рассматривать в качестве злоупотребления правом? Думается, нет.

Ответчик не представил доказательства, которые у него были, в состязательном процессе и не защитил собственные права и интересы, однако представлять доказательства — это не право, а обязанность участвующего в деле лица, предусмотренная АПК РФ. Поэтому в такой ситуации нет злоупотребления правом, а присутствует отказ от защиты собственных прав.

Ведь злоупотребление — действие лица во зло кому-то, в судебном процессе — государству в лице суда, но не себе. Такие действия влекут неблагоприятные последствия для нарушителя процессуальных прав и обязанностей.

В судебной практике злоупотребление процессуальными правами чаще всего проявляется в уклонении от обязанности, неиспользовании управомоченным лицом своего процессуального права в части доказывания.

В юридической литературе высказана мысль, что юридической обязанности для стороны доказывать обстоятельства материально-правового характера, на которые она ссылается, не существует, что ответчик в процессе имеет право избрать пассивную позицию и просто отрицать иск, что у него отсутствует обязанность доказывать какие-либо обстоятельства (Баулин О. В. Бремя доказывания при разбирательстве гражданских дел. — М., 2004. С. 99). Этот подход противоречит ст. 65 АПК РФ.

Данная законодательная норма свидетельствует о том, что отрицать наличие обязанности доказывания невозможно и нет оснований.

Даже если ответчик изберет «страусиную» позицию своей защиты и на все доводы истца будет отвечать молчанием, он только навредит себе: в дальнейшем не сможет приводить доводы и возражения на стадиях пересмотра судебных актов. Да и будут ли у него основания для обжалования судебных актов?

Между тем следует иметь в виду, что неприменение права по инициативе лица, участвующего в гражданском обороте или в судебном процессе, не может быть признано злоупотреблением правом и к нему не могут быть применены неблагоприятные последствия, кроме тех, которые предусмотрены в законе. Тем не менее в некоторых случаях суды ссылаются на злоупотребление правом, когда в этом нет необходимости.

ОАО «Воронежоблгаз» обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о восстановлении пропущенного срока для предъявления к исполнению исполнительного листа (дело № А14-5276-2004/6/12-и). Суды первой и второй инстанций удовлетворили заявленное требование.

Материалы дела свидетельствуют о том, что взыскатель неоднократно предъявлял и отзывал исполнительный лист по просьбе должника в связи с достижением между ними соглашения о добровольном погашении долга: должнику была предоставлена рассрочка погашения задолженности, а исполнительный лист был отозван.

В связи с неисполнением достигнутого соглашения и непогашением долга взыскатель вынужден снова обращаться к судебному приставу-исполнителю для принудительного исполнения решения суда, но срок для предъявления исполнительного листа к исполнению истек.

Суд первой инстанции признал уважительными причины пропуска срока для предъявления к исполнению исполнительного листа и восстановил его.

Апелляционная и кассационная инстанции судебный акт суда первой инстанции оставили в силе, но суд кассационной инстанции в своем постановлении указал: «При таких обстоятельствах ссылка заявителя жалобы (должника) на пропуск срока для предъявления исполнительного листа к исполнению после прекращения им добровольных выплат является злоупотреблением своим процессуальным правом».

Ссылка должника на пропуск процессуального срока взыскателем правомерна, однако законом прямо предусмотрена возможность его восстановления и возможность обжалования соответствующего судебного акта.

Почему же такие действия являются злоупотреблением правом должника? Своими действиями взыскатель создавал возможность для добровольного исполнения обязанности по решению суда, содействовал предотвращению негативных для должника последствий принудительного исполнения судебного акта (обращение взыскания на имущество, взыскание исполнительского сбора).

Правомерно возникает вопрос: кто из двух сторон злоупотребил своими правами? Приведенная ситуация — яркий пример того, как субъект предпринимательской деятельности должен заботиться об обеспечении безопасности собственного бизнеса, чтобы не пострадать от собственной неосмотрительности, а может быть, и правовой безграмотности.

Зачастую сложно определить, где кончается право и начинается злоупотребление (это относится скорее не к области права, а к сфере нравственного, философского понимания, зависит от интереса субъекта, обращавшегося за защитой). Неслучайно злоупотребление противопоставляется доброй совести, добрым нравам, является нарушением гражданских прав в рамках принадлежащих прав, т.е. выходом за пределы права под воздействием субъективных интересов.

Отсутствие теоретического и законодательного определения понятия «злоупотребление правом», его четких критериев столкновения субъективных прав разных лиц приводит, как представляется, к тому, что разрешение этих сложных конфликтов, интересов производится судами на основании одного только судейского усмотрения.

На опасность подобной практики обращал внимание еще дореволюционный русский цивилист В. П. Домонжо: «…

по вопросу о границах отдельных прав может существовать множество диаметрально противоположных взглядов, и в поисках этих границ суды, не имея перед собою никаких общих начал, легко могут быть вовлечены в целый ряд роковых для честных лиц и не безопасных для самой устойчивости гражданских ошибок».

Данная мысль поддержана М. М. Агарковым. «Сторонники теории злоупотребления правом должны сформулировать критерий, который укажет суду, в каком направлении он должен пользоваться предоставленным ему правомочием… Как и во всех случаях судейского усмотрения, лицо узнает о границах своего права не заранее из закона, a post factum из судебного решения» (Агарков М. М.

Проблема злоупотребления правом в современном гражданском праве// избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. II. 2002. С. 371-372). Не согласиться с этим невозможно, ибо неопределенность в нормативном регулировании, теоретическом обосновании и в правоприменении ведет к нарушению безопасного ведения предпринимательской деятельности, недоверию праву, закону и суду.

Источник: https://voronej.arbitr.ru/about/stati/1998.html

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Скажу сразу, что данным материалом я не хочу поощрять злоупотребление процессуальными правами. Наоборот. Со злоупотреблением нужно и хочется бороться.

Имеющихся средств и инструментов, предоставляемых АПК РФ, все же достаточно для защиты собственных прав и интересов.

Их незнание или невозможность применения не должно компенсироваться посредством уклонения от исполнения обязанностей, избыточным использованием права, обходом требований суда и закона.

Изложенное в этом материале также можно рассматривать как возможность научиться противостоять недобросовестным действиям другой стороны.

В случае необходимости, заявлять суду о злоупотреблении другой стороной своими правами и о необходимости применения неблагоприятных последствий такого поведения.

Уметь предугадывать следующий шаг контрагента в процессе и быть готовым к нему. Избежать обвинения в злоупотреблении своими правами.

Что такое злоупотребление процессуальным правом

Прежде всего, понимаем, что никакого четкого определения понятия «злоупотребление процессуальным правом» и никакого списка способов закон не дает.

В АПК РФ отмечается, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Злоупотребление ими лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия (п. 2 ст. 41 АПК РФ). 

Из этого следует, что злоупотребление правом:

  • это недобросовестное использование предусмотренных законом процессуальных прав;
  • формально злоупотребление процессуальным правом выглядит как правомерное действие;
  • оценка этих внешне правомерных действий будет дана судом, и в случае, если суд посчитает нужным, он применит предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Эта оценка всегда субъективна, поскольку предусмотренного законом перечня злоупотреблений нет, он наработан практикой;
  • цель злоупотребления процессуальными правами – воспрепятствовать вынесению решения, невыгодного для злоупотребляющей стороны, и вступлению его в законную силу. Как видим, такая цель не чужда любому лицу, участвующему в деле. То есть грань между защитой своих прав, предусмотренными законом способами, и злоупотреблением своими правами крайне и крайне тонка.

Какие способы злоупотребления процессуальными правами использует недобросовестная сторона

Отметим, что именно способом злоупотребления правом, а не способом реализации своих прав, они становятся в случае признания их таковыми арбитражным судом:  

а

заявление отвода (многочисленных отводов) арбитражному суду с целью затягивания судебного разбирательства;

б

«дозированное», незаблаговременное предоставление суду и лицам, участвующим в деле, доказательств, отзывов и т. д.;

в

непредставление доказательств, указанных судом.

«Согласно абз. 2 ч. 2 ст. 41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия.

В данном случае все представленные по делу доказательства оплаты представлены только в копиях, несмотря на вынесение арбитражным судом определения об истребовании подлинных экземпляров доказательств, представленных в обоснование заявленных требований в копиях.

Все копии документов оформлены в нарушение установленного порядка» (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2013 г. по делу № А48-4616/2009(А)).

«Определениями суда были назначены экспертизы, которые не были проведены к установленным судом срокам по причине непредставления ООО необходимых бухгалтерских документов.

Из материалов дела следует, что в судебные заседания представитель ответчика не являлся, что было расценено судом как злоупотребление процессуальными правами, вследствие чего ответчик был подвергнут штрафу в порядке главы 11 АПК РФ» (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2013 г. по делу № А09-8524/2010).

г

несвоевременное заявление ходатайств.

«Апелляционный суд определением от 8 апреля 2013 года предлагал лицам, участвующим в деле, рассмотреть вопрос о необходимости вызова в судебное заседание свидетеля и обеспечить ее явку, неоднократно откладывал судебное разбирательство и объявлял перерывы в судебном заседании.

У банка имелась реальная возможность своевременного обращения с таким ходатайством и обеспечения явки свидетеля.

Заявление ходатайства о вызове свидетеля при таких обстоятельствах после стадии реплик суд расценивает как злоупотребление процессуальными правами, направленное на умышленное затягивание процесса, что, безусловно, может повлечь нарушение баланса прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения ходатайства о вызове свидетеля не имеется» (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2013 г. по делу № А78-3944/2012).

д

несвоевременное предъявление встречного иска с целью затягивания рассмотрения первоначального иска, подача встречного иска с недостатками оформления.

«Суд апелляционной инстанции, проведя хронологию рассмотрения настоящего дела по существу, считает необходимым указать на злоупотребление со стороны ООО своими процессуальными правами, которое выражается в предъявлении встречных исков в срок, не способствующий более быстрому рассмотрению дела, поскольку риск последствий несвоевременного совершения процессуального действия, как подача встречного иска, в данном случае полностью лежит на ответчике. Кроме того, рассмотрев приложенные к встречному иску документы, учитывая предмет и основания встречного иска, суд апелляционной инстанции полагает, что их содержание и совокупность, были явно недостаточны для рассмотрения его по существу . Следовательно, принятие встречного иска неизбежно повлекло бы за собой неоправданное затягивание рассмотрение дела по первоначальному иску. При таких обстоятельствах действия ответчика по подаче встречных исков направлены на затягивание рассмотрения настоящего дела…» (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 4 июня 2013 г. по делу № А70-9804/2012).

«Обращение ответчика со встречным исковым заявлением за два дня до дня судебного заседания по первоначальному иску направлено на затягивание рассмотрения дела и образует злоупотребление процессуальными правами.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции считает, что в рассматриваемой ситуации отсутствовали все необходимые условия, предусмотренные п. 3 ч. 3 ст.

132 АПК РФ, в связи с чем возвращение встречного искового заявления произведено судом первой инстанции в соответствии с положениями приведенной нормы права» (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2013 г. по делу № А75-8430/2012).

е

ссылка на неполучение корреспонденции по имеющемуся в материалах дела адресу.

«Отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Кодекса о надлежащем извещении.

При смене адреса ООО , представителям необходимо было уведомить суд первой инстанции о направлении судебных извещений по иному адресу, однако в материалах дела не имеется такого уведомления, в присланном в суд первой инстанции 21 марта 2012 г.

письме от директора ООО о переносе судебного заседания, также не указан другой адрес ответчика. В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст.

41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия» (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2012 г. по делу № А57-24541/2011). 

ж

подача надуманного иска к одному из ответчиков, с целью изменения подсудности (ст. 36 АПК РФ позволяет предъявить иск по месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца, если ответчики находятся или проживают в разных субъектах РФ).

з

привлечение в качестве третьих лиц незаинтересованных в исходе дела субъектов с целью затягивания рассмотрения дела.

 Отметим, что указание стороны дела на какое-либо лицо может и не повлечь автоматического приобретения последним статуса третьего лица – суд может потребовать обоснования такого привлечения, и до получения такового заявленный в качестве третьего лица субъект таковым не является.

и

обжалование судебных актов арбитражного суда, которые не подлежат обжалованию.

к

подача жалоб с недостатками, с целью затягивания разбирательства по ней, вступления решения арбитражного суда в законную силу (неоплата госпошлины, отсутсвие документов о вручении копий жалобы другой стороне и т.п.).

Выводы

Приведенный выше перечень не является исчерпывающим. Определить, где кончается право и начинается злоупотребление им – сложно. Злоупотребление связывается с понятием недобросовестности, а является ли каждое конкретное действие недобросовестным – оценит суд. Но четких критериев такой оценки в законодательстве, увы, нет. 

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/vetrov/544126/

Злоупотребление правом и процессуальными правами — достаточно эффективный механизм защиты

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

В этом посте я бы хотел обратить внимание коллег на такой институт права как злоупотребление правом. Те, кто активно используют его в своей практической деятельности в арбитражных судах не дадут соврать, что он довольно-таки эффективен. В СОЮ, конечно, процент дел, в которых удается добиться применения злоупотребления правом довольно мал.

Итак, злоупотребление правом обычно относят к ст. 10 ГК РФ. Однако институт добросовестности, который является более общим пронизывает всё действующее право, в том числе и материальное и процессуальное.

Смысл правового регулирования гражданских отношений сводится в том числе к тому, чтобы обеспечить возможность реализации субъектами правоотношений прав таким образом, чтобы сохранить стабильность гражданского оборота.

Однако такая реализация прав должна быть добросовестной.

В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В качестве санкции за такой деликт суд должен отказать  лицу в защите его права. Это злоупотребление правом в материальном праве, но нередки ситуации злоупотребления правами в арбитражном, гражданском и административном процессах. Так, обязанность осуществлять процессуальные права добросовестно установлена в ч. 1 ст.

35 ГПК РФ, ч. 2 ст. 41 АПК РФ, ч.ч. 6, 7 ст. 45 КАС РФ.

Таким образом, законодательство Россйской Федерации предполагает необходимость добросовестного осуществления правами и в материальном, и в процессуальном праве.

При этом важно понимать, что злоупотребляющим правом является лицо, которое de jure обладает определенным правом и вправе его реализовать, однако реализация данного права имеет либо противоправную цель (обход закона), либо причинение вреда. 

Если разобрать злоупотребление правом как гражданское правонарушение на состав, то субъективная сторона будет характеризоваться прямым умыслом.

Злоупотребление в материальном праве.

Здесь я приведу выдержку из своего выступления на II Международной научно-практической конференции «Жизнь права: правовая теории, правовые традиции, правовая реальность»

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Статья 10 Гражданского кодекса РФ через содержание устанавливает понятие злоупотребления правом, которое предполагает:

  • осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шикана),
  • действия в обход закона с противоправной целью,
  • иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Ограничение конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке имеют целью также причинить вред третьим лицам, в связи с чем, по сути, являются в зависимости от предпринимаемых действий шикана либо действиями, совершаемыми в обход закона, в экономических правоотношениях.

При этом важно понимать, что злоупотребляющим правом является лицо, которое de jure обладает определенным правом и вправе его реализовать, однако реализация данного права имеет либо противоправную цель (обход закона), либо причинение вреда.

Злоупотребление правом является гражданско-правовым деликтом, за совершение которого в качестве санкции пунктом 2 статьи 10 Гражданского кодекса РФ установлен отказ со стороны суда лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применение иных мер, предусмотренных законом (например, признание сделки недействительной, применение последствий недействительности сделки и др.).

Из анализа статьи 10 Гражданского кодекса РФ видно, что юридические категории «злоупотребление правом» и «добросовестность» существуют в неразрывной связи друг с другом. Злоупотребление правом возможно лишь в том случае, если лицо действует недобросовестно, т.е.

либо с намерением причинить вред третьему лицу (шикана), либо выбирает такую формально соответствующую закону модель поведения, при которой реализация принадлежащего ему права не учитывает права и законные интересы иных лиц и форма реализации права лицом, не является поведением, ожидаемым от любого участника гражданского оборота.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении № 32-КГ14-17 от 03.02.2015 г.

указала, что «злоупотребление правом, по смыслу статьи 10 Гражданского кодекса РФ, то есть осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки правовой норме, предоставляющей ему соответствующее право; не соотносит свое поведение с интересами общества и государства; не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность».

Из анализа судебной практики арбитражных судов усматривается стремительное увеличение количества дел, в которых арбитражные суды ссылаются в текстах судебных решений в мотивировочной части на злоупотребление правом со стороны лиц, участвующих в деле.

Наиболее часто арбитражные суды ссылаются на злоупотребление правом в делах о признании сделок недействительными (в процедуре банкротства и внеконкурсному оспариванию), а также оценке действий (бездействия) органов управления хозяйственными обществами.

Если не брать во внимание судебные акты по конкретным спорам, первым документом на уровне высшей судебной инстанции, посвященным злоупотреблению правом, было информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.11.2008 г.

N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Однако и здесь Высший Арбитражный Суд РФ фактически излагал свою позицию через одобрение мотивировок арбитражных судов по конкретным делам.

Вместе с тем, именно в этом информационном письме на уровне высшей судебной инстанции была закреплена позиция, согласно которой сделка может быть признана недействительной (статья 168 Гражданского кодекса РФ) на основании именно статьи 10 Гражданского кодекса РФ.

Впоследствии данный механизм был отражен в разъяснении Пленума ВАС РФ, содержащимся в пункте 10 постановления от 30.04.2009 г.

№ 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», в соответствии с которым, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов, по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам. Из анализа казусов о признании сделки недействительной в рамках процедуры банкротства в соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» следует, что при установлении арбитражными судами обстоятельств, свидетельствующих о том, что сделка совершена должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, такая сделка признается арбитражным судом недействительном со ссылкой на статьи 10, 168 Гражданского кодекса и статью 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Эта очевидная сегодня для практикующих юристов позиция не всегда находила отражение в итоговых судебных актах, позициях практикующих юристов, а также правовой доктрине.

Так, например, некоторые юристы предлагают использовать механизм признания сделки недействительной через злоупотребление правом только по статье 169 Гражданского кодекса РФ, т.е. в отношении сделок, совершенных с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Сторонники такого подхода ссылаются на «каучуковость» нормы о злоупотреблении правом и вытекающих рисках стабильности правоприменения.

Свое мнение по данному поводу высказал и Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 23.06.2015 г.

№ 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в пункте 7 которого указал, что «если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ)».

Таким образом, на сегодняшний день Верховным Судом РФ поставлена жирная точка в данном споре – на основании статьи 10 Гражданского кодекса РФ можно признавать недействительной как ничтожную (не ограничиваясь составом статьи 169 Гражданского кодекса РФ), так и оспоримую сделку.

С принятием Пленумом Верховного Суда РФ постановления от 23.06.2015 г. № 25 перед юристами встали три основных проблемы при применении института злоупотребления правом:

  1. соотношение возможности постановки судом по собственной инициативе вопроса о злоупотреблении правом с принципом состязательности сторон;
  2. распределение между сторонами спора бремени доказывания добросовестности при реализации судом активной позиции в рассмотрении дела;
  3. сохранение стабильности правоприменения при наличии «резиновой» нормы о злоупотреблении правом.

Одними из самых проблемных вопросов в практике были и остаются вопросы квалификации и доказывания при отсутствии четко сформулированной нормы.

Вместе с тем, представляется, что формулировка статьи 10 Гражданского кодекса РФ объективно не может иметь четкую, не допускающую возможность судебного усмотрения диспозицию, т.к. заранее предусмотреть все возможные способы злоупотребления правом нельзя.

Попытка законодательно закрепить ситуации, при которых то или иное действие лица является злоупотреблением правом, обречена на провал.

Единственный выход состоит в том, чтобы через формирование судебной практики и рассмотрение обстоятельств каждого конкретного дела выделять те действия лиц, которые однозначно можно квалифицировать в качестве злоупотребления правом.

Другая проблема, встающая перед юристами, сводится к закрепившейся сначала в судебной практике, а после разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в постановлении от 23.06.2015 г. № 25 и в акте высшей судебной инстанции, активной роли суда в рассмотрении дел.

Верховный Суд РФ, дав судам возможность (а по сути формулировки абз. 4 пункта 1 постановления от 23.06.2015 г.

№ 25 – возложив обязанность) при очевидном отклонении действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения, самостоятельно без заявления стороны выносить на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались, открыл ящик Пандоры. Исходя из этого, вытекают сразу два вопроса: не нарушает ли такая активная роль суда принцип состязательности сторон? и как в таком случае должно быть распределено бремя доказывания?

Представляется необходимым использовать в данном случае общее правило, закрепленное в пункте 5 статьи 10 Гражданского кодекса РФ, согласно которому добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Соответственно при вынесении судом на обсуждение вопроса об отклонении от добросовестного поведения и злоупотребления правом, необходимо исходить из того, что доказывать злоупотребление правом должна сторона, пострадавшая от такого злоупотребления.

Вместе с тем, если суд поднял вопрос о злоупотреблении правом, это сигнал для реализовавшего свое право лица, что суд в итоговом судебном акте будет оценивать действия стороны с точки зрения злоупотребления права, и поэтому в интересах предположительно злоупотребляющей правом стороны представить доказательства и правовое обоснования отсутствия в ее действиях злоупотребления правом.

Вынесение судом вопроса о недобросовестном поведении на обсуждение сторон, безусловно, является некоей подсказкой суда, однако эта подсказка не лишает возможности реализовать принцип состязательности по смыслу части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса РФ и предусмотренные статьей 2 Арбитражного процессуального кодекса РФ задачи судопроизводства в арбитражных судах.

Таким образом, обращение к институту злоупотребления правом в практике арбитражных судов является эффективным способом защиты прав лица, пострадавшего от такого злоупотребления.

Опасения юристов по поводу «каучуковости» статьи 10 Гражданского кодекса РФ, безусловно, имеют под собой основания.

Однако насколько широко будет применяться данная норма и будет ли злоупотребление статьей 10 Гражданского кодекса зависит от судов, которым на современном этапе отведена активная роль в судопроизводстве Российской Федерации.

Многие коллеги, с которыми я общался по поводу ст. 10 ГК РФ, очень скептически отнеслись к моему посылу использовать активно этот институт особенно в СОЮ. Наверное, они правы, но только частично. Да, применение ст. 10 ГК РФ не должно и никогда не будет массовым. В целом это оправдано. Однако молчать о злоупотреблении в суде, на мой взгляд, было бы большой ошибкой.

Неплохую подборку практики гражданской коллегии ВСа по внеконкурсному оспариванию опубликовал Олег Романович Зайцев (https://zakon.ru/blog/2017/03/16/podborka_praktiki_skgd_po_vnekonkursnomu_osparivaniyu)

Очень интересный пост по применению ст.ст. 10, 168 и исковой давности на zakon.ru опубликовал Артем Георгиевич Карапетов (https://zakon.ru/blog/2017/07/12/primenenie_st10_i_st168_gk_kak_osnovanie_nedejstvitelnosti_sdelki_rezervnyj_variant_zaschity_ot_zlou).

Злоупотребление в процессуальном праве.

1. Арбитражным судом многократная подача заявления о процессуальном правопреемстве была расценена как злоупотребление правом согласно абз. 2 с. 2 ст. 41 АПК РФ, в связи с чем оно было оставлено без движения с последующим возвращением заявителю (постановление АС СКО от 13.08.2015 г. по делу №А25-690/2015).

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/07/19/zloupotreblenie_pravom_i_processualnymi_pravami_-_dostatochno_effektivnyj_mehanizm_zaschity

Злоупотребления правом в арбитражном процессе. Виды и последствия

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Каждый должен осуществлять свои права добросовестно. Но это правило далеко не всегда соблюдается участниками арбитражного судопроизводства.

В данном случае работает другой принцип — на войне все средства хороши, тем более что АПК РФ не содержит каких-либо действенных методов борьбы с субъектами, злоупотребляющими своими процессуальными правами.

Да и сама борьба с таким злоупотреблением порой может сыграть на руку противнику.

Запрет на злоупотребление правом является общеправовым принципом. Он содержится как в нормах материального, так и процессуального права многих государств.

Согласно ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Суд может отказать таким лицам в защите принадлежащих им прав.

В пункте 5 постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 указано, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.

АПК РФ содержит скромный перечень последствий злоупотребления правом

Статья 111 АПК РФ под злоупотреблением процессуальными правами понимает такие действия лица, участвующего в деле, которые непосредственно привели к затягиванию судебного процесса, срыву судебного заседания, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Этой же статьей предусмотрено право арбитражного суда отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

В соответствии с ч. 5 ст. 159 АПК РФ арбитражный суд вправе отказать в удовлетворении заявления или ходатайства в случае, если они не были свое­временно поданы лицом, участвующим в деле, вследствие злоупотребления своим процессуальным правом и направлены на достижение приведенных выше последствий.

Кроме того, отдельно пре­дусмотрена санкция для зло­употребляющих своими правами лиц, которые обратились в защиту прав и законных интересов группы лиц. Согласно ст. 225.12 АПК РФ они могут быть оштрафованы арбитражным судом.

Других последствий, кроме перечисленных выше, для недобросовестного участника процесса АПК РФ не предусмотрено. А те, которые есть, явно не останавливают участвующих в деле лиц от некорректного процессуального поведения.

При этом нормы права формально не нарушаются данными лицами, а лишь недобросовестно используются с целью получения преимуществ перед другими участниками процесса или причинения им вреда.

Практикующие различные процессуальные уловки лица часто ссылаются на недопустимость ограничения субъективного права на судебную защиту. Раз нормы права формально не нарушаются, следовательно, нет причин признавать их поведение злоупотреблением.

Привлечение третьих лиц позволяет начать процесс заново

Практика показывает, что одинаковые действия участвующих в деле лиц могут рассматриваться разными судами и как злоупотребление, и как добросовестное поведение.

Часто злоупотреблениям способствуют некие сложившиеся модели поведения арбитражных судов. Например, в ситуации с привлечением к участию в деле третьих лиц (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.05.2011 по делу № А33-3766/2010).

Судьи при рассмотрении дел стараются избегать принятия решений, которые с высокой долей вероятности могут быть отмене­ны вышестоящими инстанциями. Безусловным основанием для отмены судебного решение является непривлечение к участию в деле лиц, чьи права и интересы могут затрагиваться судебным актом.

Апелляция при этом может перейти к рассмотрению дела по правилам первой инстанции, а кассация — вернуть дело на новое рассмотрение.

С другой стороны, если суд привлечет к участию в деле лиц, участие которых в деле фактически не обязательно, никаких неблагоприятных процессуальных последствий не будет. Напротив, часто это даже может немного облегчить процесс, так как по закону сроки рассмотрения начинают течь сначала.

Поэтому практикующие юристы, если перед ними стоит цель затянуть процесс, часто используют эту возможность и ходатайствуют о привлечении третьих лиц. Видимость нарушения прав лиц, привлекаемых к делу, создается искусственно, с целью затянуть процесс.

Их можно привлечь почти всегда, особенно для каких-либо сложных правоотношений с большим числом участников. Обычно привлекают не сразу всех, а (если есть такая возможность) по очереди. Вероятность удовлетворения ходатайства высока.

А если в нем будет отказано — есть повод подать апелляционную жалобу на Определение.

Затягивание процесса — самая популярная цель злоупотреблений

Именно затягивание процесса является основной целью большинства злоупотреблений. Рассмотрим основные приемы.

Самый распространенный и безопасный с точки зрения последующего признания судом злоупотреблением — пороки в оформлении процессуальных документов, влекущие оставление их без движения. Нет ничего проще, чем не приложить к иску или жалобе документ, подтверждающий оплату пошлины. При этом АПК РФ признает такое поведение допустимым, прямо регулируя его последствия.

Следующим инструментом затягивания процесса является привлечение к участию в деле арбитражных заседателей. Согласно ст.

19 АПК РФ арбитражные заседатели могут быть привлечены к рассмотрению дел в арбитражных судах первой инстанции по ходатайству стороны в связи с особой сложностью дела и (или) необходимостью использования специальных знаний в сфере экономики, финансов, управления.

Раньше такой способ затягивания процесса был настолько распространенным, что законодатель внес изменения в АПК РФ, существенно ограничив возможность заявления ходатайств о привлечении к участию в деле арбитражных заседателей.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/195647/

Pravo-consut
Добавить комментарий